25.06

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Валдай

(лето 1995 от Р.Х.)

Вера Ланцетти

Едем на Валдай. Я с велосипедом, а Саша и неизвестный Миша с байдаркой. В Химках в электричку подсел Ваня, тоже с велосипедом. Ольги так и не было ни на вокзале, ни на Разумовской. Путь до Валдая известный: последняя электричка Москва-Калинин, ночевка в Твери, электричка Тверь-Бологое, местный поезд Бологое-Валдай. Никаких особых приключений в дороге не было.

Да, только нам не надо было ехать до станции Валдай, а выйти остановкой ранее - в Чернушках. "Никаких станционных строений в Чернушках нет. Необходимый нам пункт назначения можно распознать лишь по автомосту, что проходит над ж/д -полотном"-предупредил нас Ваня. По вагону прошла проводница: "Ребята! Скоро Чернушки. "Только перетащили всё наше барахло в тамбур, как поезд остановился. Смотрим - мост над железной дорогой: Чернушки; и спросить то некого. Я и Миша спрыгнули с рюкзаками на насыпь, Саша уже тоже собрался выходить. Вдруг поезд медленно поехал. Замахали руками. Через несколько вагонов видна проводница, спросили:
-Это Чернушки?
-Нет, говорит.

Оказывается это поезд так остановился, а мост ещё один построили. Пришлось залезать обратно в вагон. Чуть проехали, а тут и Чернушки. Ни платформы, ничего нет только мост над "железкой". Спрыгнули на насыпь, вытащили байдарку и велики. Больше никто не вышел.

Поднялись на дорогу. Ребята погрузили байдарку на тележку и пошли по дороге, мы с Ваней поехали, то удаляясь вперёд, то притормаживая, то ожидая наших попутчиков. Дойдя до понтонного моста, ребята стали собирать байдарку и просили прислать им лоцмана.

Мы поехали по той самой дороге, по которой проезжали уже в августе, но 3 годами ранее. Сейчас сделали железный наплавной мост, так что на остров теперь могут проезжать любые машины. Остров Валдай небольшой. С южной его оконечности до северной протянулась дорога длиной километра в четыре, не более.

"Не зело велик, но зело красен и рыбныму ловлями богат"-отметил при выборе места для монастыря, Никон.

На острове кроме монастыря и нескольких деревенских домиков недалеко от него (что-то в виде посада) никаких построек нет.

То вбегая в горку, то спускаясь в низину, то извиваясь дорога приводит нас к обители. Едешь по ней и невольно сравниваешь реальную эту дорогу с той, что запечатлела твоя память. Пробуешь заранее предугадать где будут поворот, где взгорок, где вдруг расступится лес будет видна водная гладь озера. Озеро приближается к дороге то слева, то справа то совсем удаляется от неё. А вот и знакомая папоротниковая поляна, вдруг дорога делает неожиданный поворот. Едешь и думаешь: "Ну Вот за тем холмиком уже появится монастырь". Но не тут-то было. Дорога ещё не раз метнётся из стороны в сторону, спустится в низину. Наконец расступается лес и перед нашими очами встаёт Иверский Валдайский монастырь.

Историческая справка:

В 1653 году патриарх Никон приступил к осуществлению своего замысла- возведению монастыря-крепости. В 1655 году началось возведение центральной постройки монастыря - Успенского собора - под руководством "подмастерья каменных дел" калязинского Троице-Макарьевского монастыря- Аверкия Мокеева. Собор был воздвигнут за девять месяцев. По указам Никона в Валдайский край на строительство монастыря стекались мастеровые люди из Ко???, Мстиславля, Орши, из Новгородской, Ярославской, Тверской, Московской губерний. Ядро Иверского Валдайского монастыря составили монахи Кутеинского братства из Орши. В Белорусии братство активно боролось против засилья католической церкви и были своего рода культурными центрами. Переселяя Кутеинское братство Никон надеялся повысить авторитет своего монастыря. В 1658 году Аверкий Макеев заканчивает возведение каменной трапезной. Главные святые ворота-церковь во имя архистратига Михаила - построены в конце XVII века. Тогда же были возведены остальные постройки монастыря. А обитель обнесена со всех сторон оградой с башнями. В 1712 году по указу Петра I монастырь приписали к Александро-Невской лавре. Шли века. Монастырь вёл своё житье-бытье, как и другие провинциальные обители.

В Советское время на территории монастыря располагалась турбаза, ещё в 1990 году. А в 1993 году монастырь уже был передан Русской Православной Церкви. Сейчас в монастыре три монаха: о.Стефан-настоятель, Борис и Глеб. Потихоньку идут восстановительные работы. Монастырю помогают не только русские люди, но и энтузиасты из других держав.

...Подъезжаем к той башне, которая стоит без кровли. ("Патриаршая", она же "Стрелецкая") Через низенькую дверку вереницей тянутся к озеру с кружками и мисками НАШИ.

Это у них только что закончился завтрак и теперь проходит массовая "помойка" посуды. Каждый кто проходит мимо приглашает нас откушать завтрака. Пролезаем прямо с велосипедами в башню. В башне разложено кострище- это наша кухня.

Сегодня, 10 августа, четверг, праздник Смоленской иконы, и день не рабочий. На остров всё прибывают и прибывают люди. Некоторые на автомашинах, а большинство на катере, работающем на переправе Валдай"Остров. В центральном Успенском соборе праздничная служба. Богослужение ведёт владыка Новогородский и настоятель обители.

Большая часть наших поехала в город, для того что бы посетить местный музей и приобрести книги, плакаты, памятные значки и, конечно же, валдайские колокольчики, а заодно запастись кое-какими продуктами. 10-часовой катер уже ушёл и пришлось ждать 12-часового. В городе часа два надо было ожидать отправки катера на остров. И поэтому самые отчаянные и нетерпеливые решили плыть до города на байдарке. А, надо сказать, что погода в тот день баловала не очень. Был сильный ветер. Уже подплывая к городу мы увидели байдарку качающуюся на волнах.

Музей "Валдайский колокольчик" расположился в Екатерининской церкви, построенной по проекту архитектора Н.А.Львова.

В основном объёме храма была использована любимая форма архитектора - ротонда. Храм можно сравнить со стеклянным колпаком-колоколом, под которым разместились всевозможные колокола. колокольчики, бубенчики, и большие и маленькие. Сторожевые, набатные, всполошные, осадные, часовые и вестовые- оповещали о радостях и печалях, сообщали о приближении врагов и о пожарах, созывали на праздник. Колокольцы с бубенцами непременная часть ямщицкого снаряжения

И мчится тройка удалая В Москву дорогой столбовой, И колокольчик, дар Валдая, Гудит, качаясь над дугой.- написал в стихотворении "Сон русского на чужбине" поэт-декабрист Ф.Н.Глинка.

Валдайские мастера отливали и большие, и малые колокола. Так, в 1656 году колокольных дел мастер Александр Григорьев отлил в Иверском монастыре колокол высотой 2 метра, который в 1712 году был установлен на колокольню Александро-Невской лавры. На ямщицких колокольцах делали незатейливые надписи: "купи, барин, не скупись, со мной езди, веселись", "Звени, утешай, ехать поспешай", "Дар Валдая". Экспонаты в музее действующие: можно подойти и позвонить во все колокола.

Тем временем у Святых ворот монастыря развернулась праздничная ярмарка, на которой продавали разнообразные колокольчики: и глиняные, и железные. А в завершение праздника состоялся настоящий конкурс звонарей.

Мы вернулись на остров часам к трём. Праздник уже подходил к концу и люди отбывали обратно в город.

Отобедав, ребята попросили Ивана рассказать что-нибудь интересное из заграничного велопутешествия. Обстоятельно, увлекательно, подолгу ведёт свой рассказ о велостранствиях Иван-былинник, не только рисуя красочные картины в вашем воображении но и подтверждая их слайд- и кино- фильмами. в этот раз он не стал рассказывать о велопоходе со всеми подробностями, очевидно решив приберечь рассказ до тех пор, когда будет готов фильм. Но рассказал только один маленький эпизод:

На поезде Полоцк-В.Луки нам предстояло доехать до Невеля. На перроне в Поломке мы увидели несколько человек с рюкзаками. Но ведь сколько людей с рюкзаками бродят по свету?! Мы погрузились в плацкартный вагон (он удобен для перевозки велосипедов). Заняли места у нерабочего тамбура, дабы не смущать тётушек, выходящих на ближайших станциях. В соседнем с нами "купе" оказались те самые ребята с рюкзаками. Слово за слово- разговорились. Ребята-минчане занимаются пешим туризмом. Они собирались пройти по Верхней Волге и , если повезёт, попасть на Валдай. Мы же побыв под Невелем несколько дней, собирались также двигаться в сторону Валдая. Вдруг Андрей нас приятно ошеломил вопросом:

-А это вы товарищество "Рождественка"? Далее последовало утвердительное кивание и дружный смех. А всё-таки земля круглая. О нашей команде минчане узнали через свою минскую знакомую, которая была в прошлом году на Соловках одновременно с Надей Демидовой.

И до чего же мир тесен! Не успел Ваня договорить, что минчане собираются достичь Валдая числа 12-го, как в трапезной появился Андрей со словами: "Здравствуйте мы приехали". Чтобы вывести ребят из недоумения, пришлось объяснить, что Иван только закончил повествование о нашей первой встрече.

...Вечером после ужина состоялся Рождественский футбол. А по завершении матча, к нам в гости пришли американские ребята, тоже помогавшие монастырю. Гитара шла по кругу, пели американские и наши песни. Было достаточно интересно. Угомонились около трёх часов ночи.

Пятница. Утро. Проснулись от того что, в коридоре кто-то говорил про какие-то телепередачи. Спросонья ничего не поймешь: "Где я? Вроде ы на Валдае. А причём здесь телевизор? Неужели у Вовки есть ещё складной телевизор, маленький такой, карманный?" Оказалось, что это добрые дежурные, чтобы не кричать "Подъём!", устроили такое наше спокойное пробуждение. Ведь день начавшийся со слова "Подъём" уже заранее испорчен.

Работа наша была не сложная. Заготавливали дрова для монастыря и заодно отчищали лес от сухостоя. По мере продвижения работ мы уходили вдоль дороги, всё дальше и дальше от монастыря, в лес.

Сразу после завтрака приехал дядя Лёша с племянницей. Позавтракав, они тут же включились в работу. Работа наша заключалась в следующем: находили сухое дерево, валили его, затем топором обрубали ветви, а ствол распиливали на толстые "чурки", которые можно было бы поднять и длинные "хлысты", которые помещались бы на телегу.

В полдень уходили в поход на байдарках Ленка и Владятка, Гришка и Катерина, Саша и Миша. Мы с Иришей и Машей отпросились у Валентиныча с работы, чтобы проводить их. Проводы имели классический характер. "...Три подруги на причале, ясные очами, машут белыми платками в поднятых руках." Всё это было заснято на фото- и киноплёнку. Обратно, до места работы нас подвезли на телеге. Ребята погрузили на телегу брёвна, лежащие вдоль дороги и пошли в монастырь. Оставшиеся в лесу Рождественцы продолжали рубить, пилить, ломать, таскать стволы и сжигать ветви в костре. Сегодня 11 августа, день рождения Риты. по этому поводу мы с Иришей- Ритиной сестрой, после обеда составили небольшой букет из полевых цветов и поздравили Валентиныча с Днём Рождения отсутствующей супруги. а Таня большая принесла большущей букет Иван-чая. Володя и Ириша обменялись, по родственному, взаимными поздравлениями и была распечатана пачка печенья "Рита", купленная давеча в городе.

После обеда минчане ушли обследовать остров, кто-то из наших ушёл в лес по грибы, да по ягоды, самые закаленные ушли купаться, где-то катался Гриша на велосипеде под неусыпным оком Сергея, а мы прогуливаясь около корпуса, ненароком наткнулись на Ольгу, которая подвозила нас до места работы. Ольга спросила нас почему это мы не работаем, что-то наших в лесу нет. И сказала, что они уже два раза в лес за дровами заезжали, а грузить-то некому. Да, как-то не хорошо получилось. Нам ещё ранее сказали что работать мы будем только до обеда. Вот наши разбрелись кто куда. Так, конечно, можно было бы поработать немного и после обеда, да разве сейчас кого соберешь. В корпусе осталось несколько человек, да дремлют после обеда. Договорились до того, что завтра, в девять утра, мы должны будем уже загружать телегу дровами. Но завтра телега не приехала, так как что-то случилось с её колесом.

Вечером состоялся товарищеский матч: Америка-Россия. Американцы играли чётко, слажено. Вратарь ловил и выбрасывал в центр поля мяч так, словно он играл в регби, а не футбол. Наш же вратарь отбивал мяч так, как отбивают низколетящий мяч в волейболе. Со счётом 3:1 наши проиграли.

Суббота. Всё ребята, кроме Вани, снова пошли в лес заготавливать дрова. Надо было допилить стволы оставленные с пятницы, и выволочь их на дорогу, да продолжить далее очищать лес от сухостоя. А Ивану о. Стефан наказал привести в рабочее состояние бензопилу. Народу в лесу работало много, да ещё пришёл на подмогу только что приехавший Мишка-Гвардия со товарищами. Закончив пилить, рубить, валить стволы мы переходили на новый участок леса всё дальше от монастыря; то справа, то слева от дороги слышались звуки пилы иль топора, а то и скрежет падающего дерева. Попутно лакомились малинкой, рябинкой и красной смородиной. Инструмента, как обычно, не хватало. Чтобы поменьше уставать и чтобы каждый мог внести свой посильный вклад в процесс заготовления дров, пилили стволы по очереди. Для того чтобы ускорить пиление ствола мы сидели, стояли, прыгали и даже висели на свободном его конце. Всех этих ухищрений можно было бы избежать, если бы у нас была бензопила. Ваня, тем временем, всё чинил и чинил пилу.

Вдоль дороги у обочины то тут, то там лежат распиленные стволы, мы сидим у костра- ждём телегу. Слышим, звенит переливается валдайский колокольчик... вдруг из-за кустарника появился Гри на велосипеде. Сей гонец принёс весть о поломке телеги. Захватив с собой дровишек для кухни, мы побрели к монастырю. Войдя на монастырский двор мы увидели Ваню, который возился с бензопилой. Собралась толпа зевак. Иван попробовал завести бензопилу. Пила рявкнула, напустила на нас громадное облако гари, чихнула раза два и заглохла. Тогда Иван подлил бензину прямо в карбюратор и ещё раз завёл её... и бензопила, наконец-то, заработала!

Доложили отцу Стефану: он, Ваня и местный мужик с бензопилой побежали после обеда в лес валить и пилить стволы. Гри помчался посмотреть как пилит стволы бензопила, от него ни на шаг не отставал "усатый нянь"- Сергей. Подошли Алексей, Лена, Володя, Витя и Андрей. Договорились, что пильщик и отец Стефан будут валить деревья, а мы будем идти следом распиливая стволы и отсекая ветви. А дрова будем складывать на обочину дороги. У мужика пила хорошая, лёгкая, зубья у неё острые- шведское производство. Лихо он подсекал деревья, распиливал их на несколько частей и уходил дальше в лес. У Ивана же пила тяжеленная, рычит как зверь, дымит как вулкан, чуть что не так, сразу глохнет. Завести её тоже проблема.

Пока Ваня распиливал стволы ребятам тоже работы хватало: Алексей и Володя подкатывали брёвна, Андрей обрубал ветви, Лёня и Витя уносили дрова на дорогу.

Стал Ваня распиливать следующее бревно, а пила возьми да заглохни. И никак заводиться не желает. И чего только Иван не делал: и воздух прокачивал, и стартёр запускал, и бензинчику, и маслица подливал, всё тщетно, не заводится пила и всё тут. Ребятам стало скучно без дела стоять, ушли домой и топор унесли.

А Ваня молвит: "Нехорошо работу заканчивать когда сам настоятель деревья валит. Надо бы ещё стволы попилить. Пила упряма, а я ещё упрямее, заведу её". Долго ли, коротко ли возился Иван с бензопилой нам то неведомо. Где-то далеко-далеко в чаще чуть слышно жужжала другая бензопила. Вдруг раздался страшный рёв, взметнулась вверх сизое облако дыма и копоти, в чистейшей свежий запах леса ворвалась пронзительная гарь. На память пришли древние строки: "чудище зело огромно, космато и лаяй". Всего-навсего это завелась бензопила. Распилили ствол на части, а ветви оставили, топора-то нет, а с пилой не подступишься ёлки мешают. Подхватили бензопилу, канистру с бензином, масла бутыль и пошагали по дороге догонять наших дровосеков. Дошли, помогли разобрать завал, пора идти домой. Тут, как раз, подошла попутка и шофёр Дима подвёз нас до обители.

Поздний субботний вечер. Темно и прохладно. В лесу, невдалеке от места нашей работы разжигают костёр. У костра можно погреться послушать песни. По случаю выходного дня к нам на Валдай подъехали ещё "Рождественцы", человек десять, так что у костра собралось человек сорок. Потрескивают в костре ветви, срубленные сегодня утром, гитара идёт по кругу, и поднимается вместе с весёлыми искорками к вершинам елей и к звёздам негромкая песня.

Наступает ночь, мы уже уходим от догорающего костра прочь. Идём темным лесом за путеводной Полярной звездой. И она нас приводит к заветной дверке в полуразрушенной башне. И в чертогах обители мы обретаем сон. До завтра.

Можно сказать, что сегодня пересменка. После завтрака приехали Надя, Вера, Оля, Лена, Ксюша, Дима, Лёша; собирались уезжать Иринка, Володя Баев, Тамара с Савушкой и те ребята которые приезжали на выходные. Звание старшего перешло от Володи к Вене.

"Пока работает бензопила надо бы ещё заготовить дровишек"- наказал о. Стефан. Мы только завтракать садились, а местный мужик уже успел повалить несколько деревьев вокруг монастыря. Позавтракав, несколько "Рождественцев" побежали заготавливать дрова, кто-то провожает отъезжающих друзей, только что приехавшие товарищи осваиваются, на новом месте, кто-то только собирается в дорогу. "Старожилы" отдыхают- воскресенье. Дежурные пытаются разобраться: сколько готовить порций на обед, сколько на ужин, хватит ли хлеба, и вообще каких продуктов глобально недостаёт, да попутно кормят завтраком вновь прибывших "Рождественцев".

Сегодня выходной день, но наши американские коллеги работали, так как в понедельник они уезжали. После обеда пришли из монастыря и сказали, что де негоже русским без дела сидеть когда американцы работают и надо бы разобрать завалы вокруг обители. Разбирать завалы отправились Алексей и девчата, но вскоре пошедший дождь прогнал добровольных помощников с работы. Возвращались домой с лесными дарами: Леночка и Веры??? тащили, понравившуюся им, пушистую елочку. За ними шли остальные девчата с букетами цветов, с грибами, с ягодами и с очаровательными еловыми лапками в руках - Красота СПАСЁТ мир!- Украсим наше жилище!

Ёлку поставили в трапезной в Красный угол и объявили всенародный праздник по случаю ВОСКРЕСЕНИЯ, 13-го числа и Дня Строителя.

Ну и денёк сегодня! От всей этой круговерти голова идёт кругом. Ну вот можно уединится и отдохнуть. Слушаю соловецкую кассету с Сашиными песнями, перечитываю его письмо. На душе становится светло и спокойно, наступает умиротворение.

После ужина все желающие уютно расположились в комнате минских путешественников и Ваня повёл долгий сказ о Новгор-оде, о том как три отважных веловсадника проделали путь от Москвы до Новгорода, не оставив своим вниманием благодатного Валдая. Андрюша и Лена ярко и впечатляюще рассказали о только что прошедшем походе по верхней Волге, о высоких зарослях камыша и о непролазных болотах, которые они смогли преодолеть, не взирая на опасность, подстерегающую их на каждом шагу. После такого рассказа на бис исполнялась песня "Про девушку и бегемота...". Завтра Андрюша, Света, Андрей, Лена и Степан должны уехать. А пока у на прощальный вечер, поём.

/ продолжение следует /

Вчера повалили столько деревьев, что за день и не разобрать. Наша группа разбирала завалы со стороны кладбища, а вторая группа шла к нам. Ваня пилил могучее дерево, на котором сам стоял. Обе группы, объединившись, разобрали это "золотое" дерево на дрова.

Пошла последняя неделя нашего пребывания на Валдае. Теперь каждый день кто-нибудь уезжает. Вот и сегодня пора собираться домой, в Минск, нашим новым знакомым. Ребята решили идти до Чернушки; поезд там проходит в 15-38 поэтому у нас сегодня ранний обед, в час дня. "Отчего же не проводить до станции хороших людей? И чего нашим велосипедам без дела стоять?" - подумали мы и на три из четырех велосипеда погрузили по рюкзаку. И велосипедисты, и пешеходы достаточно быстро добрались до Чернушки. Еще оставалось время, чтобы обменяться адресами и рассказать несколько запомнившихся случаев из практики наших путешествий.

Таких остановочных пунктов как Чернушки, без каких-либо признаков полустанка и без платформы, много на Северной железной дороге. Проходит поезд лесом. И если вышедший из леса человек не проголосует, то состав пройдет мимо, без остановки. Завидев, приближающийся к Чернушкам поезд, Андрей принялся голосовать. Поезд остановился. Мы последний раз попрощались с минчанами. Как хорошо, что мы повстречались с ними. Интересные встречи случаются в поездках. Дай бог, когда-нибудь может быть встретимся. Хорошо бы.

Поезд вильнул "зеленым задом" и скрылся за поворотом. Мы же решили заехать в музей, приобрести там колокольчики и разузнать что-нибудь интересное, историко-краеведческое об окрестностях Валдая. Колокольчиков в музее не оказалось, про близлежащие окрестности сотрудники музея ничего нам сказать не смогли, но увидев карту "Валдайское озеро" стали ее у нас выпрашивать: "У нас нет, а вы себе еще купите". Карты им не отдали - было бы за что. Да и самим она нужна.

Тут же, в Валдае, решили не откладывать на потом заехать в Короцкое. На карте в том месте стоит крестик, а у Надежды есть описание Короцкого монастыря. Проехав по дороге до того места, где обозначен крестик, на взгорке увидели погост и почти развалившийся храм. Больше никаких построек не было. Первое, что приходит в голову: монастырь был малозначительный небольшой и упразднен; и погост - единственное о нем напоминание. Но как-то просто все складывалось. Поехали обратно. И тут мы с Надеждой вспомнили: когда мчались по селу, то по левую руку вроде бы что-то похожее на флигель, подозрительно желтелось.

Свернув, мы попали на территорию санатория. И точно. Перед собою мы увидели здание, бывшее ранее либо богаделней, либо братским корпусом, а перед ним стояла церковь.

Историческая справка:

Короцкий монастырь в Валдайском уезде основан на месте рождения преподобного Тихона Задонского. Возник в 1864 г. после прославления св. Тихона открытием его мощей. Здесь была устроена женская община, потом переименованная в монастырь. Обитель была немногочисленна. В настоящее время сохранились: часть ограды, корпус и храм.

Вторник, 15 августа

Так надоели холод и дождь, что ни свет, ни заря, еще до завтрака кто-то из "Рождественцев" убежал на Чернушки, дабы скорее попасть домой. Мы устроили настоящую осаду монастыря: вокруг стен разложили костры и подняли такую дымовую завесу, что и верха ограды не разглядеть. Ребята притащили из леса бревна, очень напоминающие стенобитные орудия. Дядя Леша с Маринкой собирались уезжать на первом катере. Так как погода изменилась к лучщему они все откладывали и откладывали свой отъезд. Но дома ждут. И побрели они проторенной дорожкой на Чернушки. Валдай - остров небольшой, мы его весь исходили и вдоль, и поперек. Хотелось новых дорог и приключений, хотелось пройти дотоле нехоженными тропами. И вот, при внимательном рассмотрении карты выбор наш пал на остов с внутренним озером, подходивший к Валдаю с северо-восточной стороны, совсем близко. Решили, что добраться туда можно только на лодках, не каждый путник туда забредет, и, следовательно, на том острове должно быть много ягод и грибов, а в озере вода, наверное теплая-теплая. Предчувствия нас не обманули. Ребята принесли к ужину не только грибов и малины, но и целый пакет вкусных яблок, из которых дежурные потом два дня компот варили. А на остров можно попасть "своим ходом" - через брод.

Велопоходик на Ужин

Пребывание мое на Валдае подходит к концу, а хотелось бы покататься еще где-нибудь в окрестностях. Просмотрев вместе с Надей соответствующую литературу и взглянув на карту решили проехать вокруг озера Валдай. Собрались с нами еще Вера и Ольга. Все мои спутницы жили в одной комнате с Леночкой и называлась та комнатка: На-Ле-В-О. Так что вопрос: "С какой стороны будем объезжать озеро?", отпал сам собой. Конечно же, мы поехали так, чтобы делать только левые повороты. Это оказалось верным решением, так как и рельеф местности, в этом случае, способствовал нашему продвижению.

По пути следования к селу Ужин обсуждали возникновение столь странного названия. Во-первых, на ум приходит сравнение с принятием пищи в вечерние часы. В Ужине, сидя под сводами храма XIX столетия, мы ровно в полдень отужинали, чем бог послал. Во-вторых, можно предположить, что именно здесь обитают ужи (в пример приведем Змеиный мыс на Валааме, по которому ползает достаточно змей). Но ужей вроде бы там нет. В-третьих, может быть название Ужин произошло от Ужина' - узкое место. Да и при въезде в село увидели указатель сужения (дороги).

Действительно, село располагается недалеко от узкой протоки, соединяющей два озера. В селе сохранилась Троицкая церковь XIX века. Собственно храм имеет внутри абсолютно круглую форму. С севера и с юга большие дверные проемы, устремленные вверх и плавно переходящие в витражные стекла, подобные витражному убранству западноевропейских соборов. На Валдайской возвышенности преобладают хвойные леса. На полянах в мягчайших мхах произрастают брусника и черника. В здешних лесах встречаются дикая смородина, грибы - белые, подосиновики... Еще одна особенность валдайских лесов: через каждые 10-15 шагов встречаются большие муравейники полметровой высоты; и везде-везде под ногами бегают сантиметровые муравьи. Создалось впечатление, что Алаунские горы воздвигли именно эти маленькие санитары леса.

Из-за мыса, в обрамлении вековых сосен виден Валдайский Иверский монастырь. На Валдае хорошо, спокойно, душа отдыхает. Вода в озере прозрачна. Валда - по угро-фински - светлый, прозрачный. Сирийский путешественник XVII века Павел Алеппский писал:"Никон своими стараниями воздвиг близ Новгорода новый монастырь среди острова на великолепном пресноводном озере, соперничая в этом с постройками царских мастеров".

Вернулись мы только к ужину. Увидев дежурных, закричали:"Мы видели Ужин, ужин нам не нужен!"

17 августа, четверг

Ребята возили "хлысты", девчата жгли костры, а Ваню отвезли в лес за елкой. С дороги убрали бревно и елку. Время 2 часа пополудни, работа кипит. Я рублю ветки; их уже много срублено, но еще больше остается на дереве. Ваня где-то позади отрабатывает технологию распиливания толстых елок бензопилой "Дружба". Хочется есть. Мелькает мысль:" Про нас уже забыли, обедать не зовут". И тут же слышны голоса:" Верунчик! Вера!" Это приехали на телеге, запряженной Майкой, Веня, Дима, Макс, Витя, чтобы погрузить на телегу и отвезти в монастырь уже распиленные стволы. Подхожу, говорят"Поехали! Обедать пора. Садись на телегу, подвезем!".

Водрузили поверх стволов бензопилу, канистру с бензином, села и я на бревна, и поехали. Точнее мы с Ольгой, управлявшей лошадью, поехали, а ребята пошли рядом и позади телеги. Дорога повторяет ландшафт острова, то горки, то ямки, то резкие повороты, а за ними неожиданные подъемы. Дорога узкой лентой пролегла через весь остров, на ней едва могут разъехаться два легковых автомобиля. И вот по этой единственной дороге мы возим из леса дрова для монастыря. Тяжелы стволы, тяжело Майке тащить телегу в гору. Ну вот и спуск. Майка, почувствовав, что с ее натужного крупа свалился груз телеги, понеслась под горку чуть ли не вскачь. Ольга слегка осаживает лошадь: -Тпр! - Тпр-р-р-у-у! Майка не слышит и несется дальше, телегу болтает из стороны в сторону, то и дело подпрыгиваешь на колдобинах. Но вот и кончился спуск, и одна лошадиная сила тащит к монастырю телегу, заваленную дровами. Вся наша процессия медленно въезжает на монастырский двор. Соскакиваю с бревен, берем бензопилу, канистру и шагаем к нашему корпусу. Ольга тем временем распрягает лошадь, а оставшиеся ребята сваливают бревна в поленицу. Приходим в корпус, обед в самом разгаре. Увидев нас и еще не успев отобедать, Игорь и Гри наперебой спрашивают разрешения покататься на велосипеде.

Надежда и Вера ушли на фотоохоту. Жарко. Кто-то пошел купаться или отправился в лес, чтобы там на десерт откушать малинки или красной смородины и набрать к ужину грибов; или исследует закоулки обители; или просто предается сну после сытного обеда.

Часов в девять вечера обычно начинается "Рождественский" футбол, а после него освежающая ванна в озере и посиделки у костра.

* * *

Последнее время я замечаю: чем больше бродишь по свету, чем больше исколесишь путей-дорог, тем больше стремишься открыть для себя интересных мест. Вот и сейчас: отпуск уже заканчивается, пора бы ехать домой. Но как представишь, что завтра уже будешь в Москве, становится как-то скучновато. В голове уже вертится план - как за каких-нибудь 3-5 дней проехать вдоль Селигера и побывать у истока Родины, Великой нашей Волги. Но это уже совсем другая история. Бросаешь последний взор на лес на дорогу, на озеро, на Валдай в целом и вспоминаешь пушкинские строки:

Когда б не смутное влеченье
Чего-то жаждущей души,
Я здесь остался б наслажденье
Вкушать в неведомой тиши.



о символике флага...