02.0504.0503.05

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Маленькие истории Сказочного города,

где субъективное мнение умной половины автора не всегда совпадает с субъективным мнением красивой половины автора

Дитор Насав

В одном сказочном городе жили карапузики. Карапузики были разные: одни из них были малышами, а другие - малышками. Но и малыши и малышки одинаково любили копаться в мусоре, мокнуть под дождем, мерзнуть в сильные морозы и кушать на халяву.

Некоторые читатели сразу скажут, что все это, наверное, выдумки, что в жизни таких малышей не бывает. Но никто ведь и не говорит, что в жизни они бывают. В жизни это одно, а в сказочном городе - совсем другое.

Кто такой Шеф, и почему его никто не видит

В одном из домиков, на некоторой улице жил-был малыш по имени Шеф. Он был невероятно продвинутым малышом, и поэтому жил не в обыкновенном сказочном городе, а в виртуальном пространстве. Из его житья-бытья ничего точно известно не было, лишь то, что живет у него пушистый белый зверь невиданной породы, чуткий на любые провокации. Поэтому по городу ходили самые невероятные слухи и фантазии, которые в настоящем, сугубо научном издании, приводиться не будут.

Как был выявлен матерый шпион Grinders

Малыш Grinders был вовсе не малыш, а матерый шпион из соседней туманности. Он был заброшен в сказочный город при помощи гравилета неизвестного типа, класса АИСТ, с невероятно секретным заданием. Сразу после высадки он познакомился с еще более матерым шпионом и космическим негодяем галактического масштаба Abrahamsom. Малыш по имени Grinders (который, как помнит читатель, вовсе и не был малышом, а был матерым шпионом) перевербовал агента неизвестных служб Abraхамса, за добавочную порцию к обеду и ужину. (К каждому. Такой опытный шпик, как Abrahams, дешево не продается). Они начали свою подрывную деятельность с составления карт сказочного города.

Но они даже не подозревали, что высадку супершпиона наблюдала бдительная и смелая малышка Чапа. Заметив необычное прибытие в наш мир такого своеобразного карапуза как Grinders, отважная малышка Чапа продолжила дальнейшее наблюдение из чувства гражданского долга (хотя чему тут удивляться, любая на ее месте поступила бы также). Смелая малышка быстро выяснила, что не любил Grinders мокнуть, мерзнуть и копаться, а любил он макароны и паровозы. Этакое сочетание, согласитесь, странно для карапуза. Бдительная малышка донесла куда следует и кому надо. И, Тем Кем Надо, матерый шпион Grinders был молниеносно выявлен, выслежен, выловлен и бобово-культурно допрошен. И вот за пятой тарелкой на удивление вкусной фасоли Grinders раскаялся и совершил чистосердечное признание, в котором был упомянут негодяй галактического масштаба Abrahams.

Так вот, этот самый Abrahams был якобы завербован матерым шпионом Grindersом. Но, никогда прежде не ошибавшийся шпион, совершил здесь трагическую ошибку. Он никак не мог подумать, ха-ха, что малыш Abrahams, готовый, как ошибочно думал шпион, продать родной город за добавку, окажется разведчиком-самоучкой. Геройский разведчик "скармливал" за обедом матерому шпиону липовые карты несуществующих мест. За что безмерно благодарный город представит в будущем разведчика Abrahamsa к высокой награде, а шпиона Grindersа к страшному наказанию (с последующим прощением).

Чапа

Малышка Чапа, уже мелькавшая на страницах нашего произведения, была чрезвычайной малышкой. Даже во сне она вела активный образ жизни: ворочалась с боку на бок, насвистывала, нахрапывала и делала ногами бегательные, а руками загребательные движения. А еще была она красная-прекрасная. От кончика языка до каблуков туфель. Если ей кто намекал, что это цвет, олицетворяющий агрессию, то Чапа доказывала, что совсем не агрессию, а просто активность. И основательно потрясенные карапузы быстро с ней соглашались.

Тапочка

Малышек Тапочек, как и положено, была пара. Левая и Правая. Только сами они об этом не догадывались. Правая Тапочка была малышка тихая. Она бесшумно лежала, щурясь на солнце, и тихо слушала. Малыши вскоре забывали про тихую малышку и начинали выбалтывать свои заветные секреты, которые тихо слушала тихая малышка Тапочка.

Но секреты, конечно, не пропадали втуне, а таились в глубинах ее над, под и просто сознания. Иногда они всплывали в самый неожиданный момент. К сведению читателя, если Тапочка не лежала, бесшумно записывая чужие секреты на корочку, то она болтала. Как славно она рассказывала различные истории, приключившиеся с ней и ее товарищами! С милой улыбкой и без тени смущения она могла рассказывать абсолютно неприличные вещи.

По городу, однако же, ползают слухи, что она внебрачная дочь Деда Мороза. Это подтверждается косвенными данными: автор неоднократно брал Тапочку за руки и был так же не единожды отстранен этими руками, и может свидетельствовать, что если горячая кровь и движется в ее жилах, то очень и очень слабо. С другой стороны она не таяла лежа под горячим южным солнцем, а лишь обугливалась. Так что вопрос о ея происхождении остается открытым и ждет пытливых исследователей.

Левая Тапочка

Левая Тапочка была не похожа на Правую: много путешествовала, поизносила не одного коня, сматывая немереные километры в клубок жизни. Дугообразная холка её последнего железного друга гнулась-гнулась, но так и не сломалась.

Для профилактики язвительности и прочей заболеваемости она возила с собой десяток свежайших яиц и водичку, которые употребляла тёмными холодными ночами в Диком лесу. Зарабатывала она себе на жизнь тем, что обучала заезжих иноземцев языку своей Родины. По авторской методике она удаляла иностранный акцент, отработанным ударом левой нижней ноги, избавляя от 36-ти зубов из 32-х возможных. Все пережившие обучение начинали говорить на сказочном диалекте.

Марчелло и любовный треугольник

Один из старейшин Сказочного города, малыш Марчелло, любил в жизни несколько хороших вещей: хорошую песню, хорошую выпивку и рыбу. Рыбу он любил всяческую. Хорошая рыба, - говаривал он, - это моя рыба. Несмотря на его огромную любовь к рыбе, та не отвечала ему взаимностью. Что поделаешь, рыба не любила Марчелло, зато она любила червей, опарышей и прочую мелкую живность. Черви и опарыши не любили ни рыбу, ни Марчеллу, по крайней мере, в живом варианте. Впрочем, Марчелло тоже больше любил рыбу "уснувшую", хотя каждому было видно, что она просто дохлая. Сам Марчелло к червям и опарышам был равнодушен, но их обожала рыба, которую обожал Марчелло. Вот такой любовный треугольник.

Господин Многопик

Г-н Многопик был малышом солидным и степенным. Ничто не могло заставить его принять скоропалительное решение. Если его куда-нибудь приглашали, он всегда предупреждал, насколько процентов появится. Например, так: "Я появлюсь процентов на семьдесят". И появлялся. Но семьдесят процентов это еще вполне ничего, хуже, когда г-н Многопик появлялся на двадцать или десять процентов. Не многие карапузы выдерживали такое зрелище.

Вдобавок к этому г-н Многопик обладал многими другими талантами и железными убеждениями. Никто во всем сказочном городе не мог его переспорить. Говорят, однажды он смог переспорить дракона, а они, как известно, великие спорщики и хитрецы. Г-н Многопик применил тонкий прием: он свернул уши трубочкой и продолжил гнуть свою линию. В результате дракон был морально растоптан и побежден. С тех пор никто не хочет оказаться морально затоптанным г-ном Многопиком.

Хотя в глубине души г-н Многопик оставался малышом робким и застенчивым. А душа была у него глубокая-преглубокая, было в ней темно и таинственно, редкая птица смогла бы долететь до её середины. Но в его душе птицы не летали. Там жило привидение. Наиправдивейшую историю его появления мы поведаем многоуважаемому читателю.

Многопик не родился на свет грозным господином, в детстве мама ласково звала его Полипайчиком. Бегал мальчик-Полипайчик по зелёным лужайкам, радовался солнышку, а если иногда набегали тучки и шёл дождичек, то это продолжалось недолго и сильно его не огорчало. Однажды встретил он на жизненной дорожке фею и учтиво ей поклонился. Сказала ему фея: "Я знаю, что ты вежливый мальчик, поэтому исполню твоё заветное желание, но помни: у каждой вещи есть оборотная сторона". Фея взмахнула волшебной палочкой и ...

... Когда он очнулся, то увидел, что мир уменьшился. То, что казалось раньше страшным - теперь просто смешно, высокое - по колено, тяжёлое - легче пуха, запретное - доступно.

Он радостно засмеялся и захотел вприпрыжку скакать домой, но как-то само собой получилось, что он не торопясь, поднялся, отряхнул одежду и степенной походкой направился к городу.

В городе встречные люди уступали ему дорогу, отцы семейств снимали шляпы, а матери раздавали подзатыльники сыновьям, чтобы кланялись г-ну Многопику отчётливее. Он шел на работу, там его ждали множество сложнейших обязанностей и ответственейших поручений. Теперь он с утра до вечера расправлялся с грудой критических обстоятельств и толпой громоздящихся преград.

А с вечера до утра г-н Многопик был занят не совсем обычным делом. Ровно в полночь от него, отделялась некая мерцающая субстанция, полупрозрачная, очертаниями напоминающая мальчишку.

"Вспомнил, что загадал?" - говорили они друг другу вместо приветствия. И оба отрицательно качали головами. Многопик вздыхал: "Вспоминай, а то у меня не жизнь - тюрьма". "И ты вспоминай, - отвечал Полипайчик, - мне век воли не видать".

Они вместе садились за стол, принимали несколько стопочек чудесного эликсира, после чего обнимались и на два голоса заводили песню: "Есть тоска невозможных желаний, безнадёжный, безрадостный труд. И расплата годами страданий за десяток счастливых минут..."

Соловьи переставали петь свои песни, сидели на своих ветках, склонив клювы и роняя слёзы жалости. Но наступало утро, соловьи засыпали, привидение пряталось в тёмные глубины души, господин Многопик отправлялся на работу. Повторялась история, конца которой нет.

Пушок

Малыш Пушок очень любил деньги. "Я люблю их больше, чем футбол или памперсы, - признавался он, - но я люблю их чисто платонически". (И, добавим от себя, без взаимности, от чего Пушок безмерно страдал). А еще была в этой платонической любви одна нездоровая извращенность: чем преклоннее был возраст монеток, тем больше места они занимали в сердце Пушка. Бывало, выкопает он такую дряхлую "старушку" пролежавшую под землей не один десяток лет и начинает за ней ухаживать, холить и лелеять. Чистит, протирает и даже устраивает ей (на зависть Екатерине I) ванночки заполненные кефиром. (К счастью, автор сего произведения не увлекается психоанализом и поэтому не станет делать многозначительных выводов, а просто продолжит свой рассказ.) Каждую монетку Пушок селил в собственный уютный домик со всеми удобствами. И только одного не мог он от них добиться - приплода. Оказалось, что деньги в неволе не размножаются.

Мамзель Куличкина

Сказать, что малышка Куличкина вела богемный образ жизни нельзя. Это богемный образ вел ее по жизни, указывая, как и куда ходить и с кем и сколько пить. Как человек одаренный, мамзель Куличкина большую часть времени проводила в измененном состоянии сознания, и это помогало ей творить. Но иногда она творила такие вещи, о которых лучше не упоминать на страницах этой сказочной книги. Жить, не приходя в обыденное сознание утомительно, и поэтому по возвращению малышка навещала своих друзей карапузов, или они забегали к ней в больницу. Все малыши просто обожали Куличкину и мечтали почаще собираться у нее на дне рождения. Хотя бы три раза в год.

На самом деле личность малышки Куличкиной была героическая. Если бы кто видел, как она мужественно спускалась в страшные известняковые карьеры, как она, удерживая скупые женские слезы, делала это раз за разом, если бы кто видел, как она своими нежными руками давила и душила зародыш страха, если бы хоть кто-нибудь видел этот, в не приличном месте будет сказано, аборт, он бы в восхищении ужаснулся и тотчас предложил поставить ей памятник и проложить нерукотворную тропу. Но кроме инструктора это никто не видел, а он оказался существом серым и неэмоциональным.

Зайка

Зайка был полиглот и полемер. Почти все время он проводил в изысканиях и в сказочный город наведывался лишь по праздникам, на которых просто обожал играть в русские народные игры. В общем, Зайка был карапуз веселый и общительный, но однажды ...

На далеком острове, в заброшенном доме жил-поживал наводящий ужас и скуку фантом. И звали его Завхоз. Историю его возникновения, появления и проживания в пыльной и заросшей паутиной комнатушке заброшенного здания, мы точно не знаем, но пусть читатель не сомневается - она печальна.

И вот, надо же было такому случится, в это самое здание, с самыми добрыми намерениями вселились карапузы, и решили в этой самой обросшей паутиной комнатушке устроить продуктовый склад. Первым в нее проник Зайка и громко чихнул. Вместе с пылью, поднятой его могучим чихом, в воздух поднялся и Завхоз. Сверкнул на мгновение в солнечных лучах своей нематериальной субстанцией и через носоглотку проник внутрь Зайки. Проник, осмотрелся и произнес: Ха-ха, а мне здесь нравится. Решено: я жить буду здесь!

И с этой секунды Зайка стал неуловимо меняться. Он, конечно же, вел внутреннюю борьбу с инородным пришельцем, но, через несколько часов невидимой простым глазом войны, призрак, перейдя во внезапное наступление и, тайно пересеча линию невидимого фронта, одержал решительную победу и завладел всеми помыслами и вымыслами Зайки. Теперь он руководил малышом и он решал, что делать карапузу. Именно фантом заставил бедного Зайку произнести страшную фразу: У Завхоза друзей не бывает. И как ни старались карапузы, помочь товарищу они так и не смогли. Целый месяц носил в своей груди Зайка инородного пришельца, но затем, как только карапузам настала пора уезжать с острова, славящегося своим здоровым климатом в более нездоровое в экологическом смысле Некоторое государство, эта независимая субстанция, этот абстрактный дух идеального Завхоза покинул его. И Зайка вновь стал славным карапузом.

Мушкин

Карапуз Мушкин был волшебник-литопсофил. Литопсофилия - одна из разновидностей магии, с помощью которой можно превращать живое в камни. Но Мушкин продвинулся в этой области настолько далеко, что сумел обратить в камень, а потом и обратно бутылку огненной воды.

Внутренности его таинственного жилища заросли кактусами, ибо никакие другие растения не выживали в той суровой борьбе за жизнь, что постоянно велась в полумраке пещеры. Хотя и они складывали свои колючие тела в неравной борьбе с могущественным волшебником. Когда я был у него в гостях, Мушкин продиктовал мне один из своих оригинальных способов приготовления кактусов.

Вот этот рецепт: взять двухлетний только что отцветший кактус, тщательно его обстричь и содрать грубую кожу. Положить в чашечку и залить соком одного лимона, дать настояться два часа. За десять минут до конца срока, поставить на огонь смесь водорода и кислорода в пропорции 1\2 взбив предварительно ее миксером. Сделать над котлом несколько магических пассов, воздействуя на смесь биоэнергией и произнести заклинание: Шумка-дымка-клюшка-занавеска. Вместе с последним произнесенным словом забросить в котел щепоточку натрия хлора и закрыть крышкой. Как только адское зелье закипит приоткрыть на мгновение крышку и закинуть туда кактусовую тушку. Опустить крышку на место и следить за готовкой (у Мушкина для этих целей используется прозрачные крышки). Как только зеленая плоть кактуса покраснеет, можно вынимать и, как следует охладив, подавать к столу.

Груня

В любом просвещенном городе существует множество поэтов, хороших и не очень. Обыватели о них ничего не знают и даже принимают слово "поэт" за ругательство. Но к счастью мы с вами образованные карапузы, и поэтому в нашей среде уродился и вызрел свой самобытный воспеватель жизни - Груня. Его стихи (как отмечала критика) были "вышаганы дорогами", и, добавлю от себя, что они также выношены рюкзаками. Ибо Грунин рюкзак зело велик и тяжел, носит он в нем все свои произведения и никому не показывает.

Рассказывают также о нем такую историю: сидел Груня в задумчивости на берегу реки и никакие рифмованные мысли не пробирались тайком в его голову. Он скучал и бросался в воду камушками, следя за расходящимися кругами. И вот, после очередного камушка он заметил на озерной глади отражение Прекрасной незнакомки. Груня поднял голову и спросил ее: "Кто ты, Прекрасная незнакомка?" "Я муза, - ответствовала та, - я хожу по свету и посещаю разных поэтов. И они, вдохновленные моим присутствием, начинают творить необыкновенные вещи".

"Посети меня! - воскликнул обрадованный поэт, - у меня двухкомнатная квартира и жена как раз уехала!" Муза согласилась и стала посещать Груню каждый день, а потом и вовсе переселилась.

В один из дождливых дней вернулась домой жена. В квартире царил творческий беспорядок. Жена уперла руки в боки, грозно нахмурила брови и принялась за уборку помещения. С тех пор изгнанная Муза нашла пристанище у скромного автора этих гениальных строк.

Повесть об анонимном малыше

Этот малыш скрывал свое подлинное имя, поэтому мы дадим ему псевдоним - Миска. Миска был самым трагическим малышом Сказочного города. Дело в том, что он не любил его, он любил другой, куда более сказочный (как он наивно считал) город. Но он не мог там жить, потому что Фортуна постоянно стояла к нему тем местом, которые многие карапузы считали весьма привлекательной частью малышек.

Своих сказочных знакомых малыш Миска старался не смущать рассказами о радостных событиях в своей жизни, ибо, как он справедливо полагал, малыши и так с трудом выносят тот груз радостей, который ежедневно обрушивается на них.

Матрасик

Матрасик был, конечно же, малышом заурядным, так как наряду с другими карапузами обладал удивительно выдающимися способностями.

Он имел феноменальную память: если где-то что-то видел или слышал, то никогда не забывал. Карапузы были просто счастливы, что Матрасик был малышом добрым. Еще он отличался странной, мистической или прямо таки скажем жуткой способностью везде находить других малышей. Скажут они, бывало, что находятся на юго-востоке от северо-запада, за третьим правым поворотом второго ручья слева под склоненными к норд-осту еловыми лапами поваленного бурей дерева, и Матрасик находил их. Раньше или позже, ночью или днем, но находил. И лишь однажды Матрасик никого не нашел, а не найдя, повернулся ко всем спиной. Но об этом позорном в его биографии случае мы лучше умолчим.

Как Подушкин мудрости лишился

Обычные малыши умнеют постепенно и натощак. Подушкин сделал это сразу, и плотно поужинав. Однажды он лег спать обычным глупым вечером, а проснулся более мудреным утром. Он проснулся обновленным, имея при себе полон рот, а точнее четыре кусочка мудрости, которые складывали мир в огромную общую и понятную картину.

На беду мимо распахнутого окна пролетала Фея Зубной Скорби. Приметив сияющее воспаленной мудростью лицо, она зловеще прошептала: О-о-о, это зубы мудрости, их надо удалить. И, достав свои волшебные инструменты, принялась колдовать.

Волна мудрости выкатила из Подушкина так же внезапно, как и вкатила в него.

- И чего это я встал в такую рань? - подумал Подушкин и снова заснул.

Так в Сказочном городе и не узнали, что несколько минут они жили рядом с гением.

В лесах

Не все малыши проживали в лоне славного Сказочного города. Кто-то обретался по его окраинам, кто-то скитался по неведомым краям, а ещё были живущие в лесах. Три неразлучных друга: Пьер, Киса и Лука. Эти карапузы вынужденно предпочитали тишь и благодать натурально-хозяйственной жизни в лесах суете и гаму мегаполиса. Ведь они были затронуты пороками городской жизни: у них была пагубная страсть к ... кефиру.

Каждый вечер они решительно боролись с ней, поглощая бесчисленные литры ненавистного им пива, но наутро мания брала своё: они жадно принимались хлебать белую тягучую холодящую кефирную массу. Удовлетворив свою потребность, они стыдились глядеть в глаза знакомых карапузов, и убегали в леса.

Народный хор под руководством Пяточкиной

В сказочном городе жили карапузы всесторонне образованные и культурно заорганизованные. Существовал в городе свой хор ярых любителей и истинных исполнителей народных романсов под руководством заслуженной малышки Пяточки имени её же. Солисты-вокалисты хора Баечка, Баюнчик и Ремешок-Золотой Гребешок разучивали к Новому Году трогательную песенку о детстве Снегурочки:

В лесу родилась девочка, в лесу она росла,
Зимой и летом тихая под елочкой спала.
Папашка её шустренький с мамашкою сбежал.
И где-то между холмиков заснеженных пропал.
Ей тётки пели песенки: спи деточка бай-бай.
Пингвин крылом обмахивал: смотри-ка, не растай.
Придётся сиротиночку от солнышка спасать,
На лето в поликлинику для опытов отдать.



о символике флага...