18.0814.0817.08

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Новгород - ода

Песня первая

Путь, Богиня, воспой и поход новгородский,

Кой из Рождественки, столь многочисленной, трое всего совершили:

Вера Ланцетти, Ирина и с ними Иван Бесподобный.

Вещи собрав в рюкзаки в электричку они погрузились,

Что из столицы родной достигает до самого города Твери,

Так же известного в нашей стране под названьем Калинин.

Ровно один был билет на троих, да и тот лишь до Клина,

Но беспрепятственно все до Твери добралися в вагонах соседних.

Только был ранен Иван необузданной дверью вагонной,

Той, что со снятым замком норовила всё время открыться.

Он, попытавшись ее притворить, повредил себе палец

В третьей фаланге глубоко, и кровь непрерывно сочилась

Долго и после того, как поверх наложили повязку.

В некогда стольной Твери задержались они ненадолго

Переместясь из своей электрички, вперёд по платформе, в другую,

В Вышнем уже Волочке завершая маршрут свой неблизкий.

Только от Твери отъехав, достали они бутерброды

Маслообильные, фляжки с водой и другую всякую пищу.

Желудков своих насыщение осуществив, все затем опочили.

И если б был электрички маршрута конец хоть в самом Петербурге

Так до него бы и проспалиб! Но к счастью того не случилось.

В Вышний Волочек, что узлом Мариинской системы

Водных путей был когда-тои волоком более древним,

Наши герои увидели мало чего интересного в смысле церквей -

Их всего там четыре, да эти поздние все построенья,

Но к ним в дополненье ряды торговых рядов

И во множестве старых домов сохранилось.

Далее путь лежал в Бологое, опять в электричке,

Поднадоевшей порядком уже, опоздавшей к тому ж беспардонно.

Из Бологое все двигались прямо на запад

Вплоть до М10 шоссе. По дороге не было вкруг ничего,

Лишь болота да перелески одни там и сям и попадались.

По Ленинградке же дело пошло веселей. Там селенья,

Следуя часто одно за другим, украшали дорогу.

Церкви, часовни встречалися в них но не часто.

В смысле не в каждом селе, но зато магазины -

Это практически в каждой деревне! Однако

Были закрыты они так как солнце садилось.

Перед закатом наехала туча на небо,

Весь горизонт заслонив, как гигантская ширма.

Дождик начал собираться, но в общем готовы

Были к ночлегу все путники. Стык областей знаменуя

Встретилось озеро им для начала в земле Новгородской,

Имя носящее Ердово, С одноименным селением на берегу. Был тот берег

Столь подходящ для палатки, что даже по карте

Это читалось отлично. Въехав, однако, в село и испив у хозяйки

Литр молока на троих, чтобы сил сотворить пополненье,

Дружно увидели все, что намеченный берег озерный

Занят уже санаторием, да не одним, а тремя иль пятью корпусами

Псевдокирпичными в глади воды отражаясь. Не повернув туда,

Дальше движенье продолжив, путники наши достигнули скоро протоки

В карте отмеченной синей чертой, но на деле

Сплошь из себя представлявшей болото без всякого русла.

Только под насыпью с рельсами сверху движенье воды наблюдалось,

Там, где протока входила в трубу. И вот к этому месту

В смысле воды привязавшись, устраивать стали палатку

под моросящим дождем, в темноте, наступающей быстро.

Место костра им искать не пришлось, т.к. было кострище

Видимо здесь со времен неолита обложено камнем.

Мхи и лишайники сплошь покрывали его, но расчистив

Все и огонь разведя, стали путники греться.

Вскоре сварилась "Новинка" у них не варясь, и с тушенкой

Сделан был супчик пакетный, во многих местах побывавший

В виде пакетика. В чай накидали листьев смородины черной,

В оболии дико растущей прямо у самой палатки. Приличный

Ужин такой приготовив, его не смогли в раз осилить.

Если б похода участников шестеро было иль боле,

даже тогда не пришлось бы наутро им завтрак готовить.

Ночь всю проспали они как убитые. Даже

Мимо несущиеся поезда во главе с тепловозом

Их не могли разбудить. Но с рассветом

Кончился дождь, и на каждом листке засверкала

Солнечный свет отражающе влага. Такая картина

Взору проспавших представилась. Видимо за ночь

Вымахал гриб возле самой палатки

Белый, под тентом совсем примостившись удобно.

Срезав его топором, наши путники вмиг покрошили

Вновь образованный гриб в закипающий суп, и грибной получился завтрак

У них на троих. Все остатки разливши по фляжкам

Чая в большом котелке, потушивши костер напоследок,

Велотуристы отправились вновь на дорогу и был перед ними

Путь километров на двадцать да града Валдая. Его одолевши

Где-то к обеду, но не доезжая самую малость, развилку они повстречали,

Где указатель указывал на Боровичи путь. От него-то

Следующий влево такой поворот незаметный

Вёл через мост наплавной на красивейший остров,

Вдоль через озеро всё распростёртый а три километра.

В северной точке на острове есть монастырь по названью

Иверский, Никоном строеный в веке далёком, но в годы

Власти Советской почти уцелевший. Была в нем турбаза

Вплоть до запрошлого года, и знак сохранился

У поворота, как-будто ведёт он в турбазу.

В домонастырские те времена через воды Валдая

Часто ходил теплоход для туристов. Теперь же

Сняли его. И единственный путь остаётся

Чтобы попасть в монастырь через мост наплавной и затем через остров

Весь от конца до конца по грунтовой дороге. Проехать

Трем нашим велодрузьям не создало того затрудненья,

Как пешеходам-паломникам, встречным на той же дороге,

Это пройти. Под стенами, как и у всякой обители

Сделать пришлось остановку, чтоб, облачивши себя спецодеждой,

Спокойней было к монахам входить, не страшась пререканий,

Вызванных формой одежды. Для этого были длинные юбки поверх велошорт

На девчонок надеты, Их чела осенили косынки. Даже Ивану пришлось

Заменить свои брюки более длинными. В виде таком бесподобном

Велопаломники, бросив машины и груз на брегу, забралися в обитель,

Но не входными воротами пользуясь - полуразрушенной башней,

Через развалины внутрь попав, в монастыском дворе очутились.

Не было там никого, лишь какая-то дама

С виду с коляскою детской во дворике в том отдыхала.

В полном молчанье предстали они пред собором,

Наглухо запертым ржавым замком. И проникнуть вовнутрь

Фрески хотя б поглядеть и возможности не было малой.

Так, лишь снаружи собор осмотрев и пройдя под стеною,

Вдруг оказались в саду экскурсанты, где яблонь

Многих ряды межевались смородиной красной.

Вдоволь поев монастырских плодов и с собою

Взявши лишь яблок пакет, все совсем подались восвояси

К велосипедам своим. И на город курс взявши вскоре достигли его.

На Валдае первой им встретилась церковь при въезде

С закрытым музеем, так же с часовней напротив, в которой

Был магазин иль комок к удивленью прохожих. Но более этих

Культовых бывших построек, всё их вниманье привлёк детский парк,

Расположенный рядом, поскольку был он уставлен фигурами

Разных зверей из бетона, тех, что не только в природе во всей

Повстречать невозможно, но даже в сказках различных народов.

Всех монстров по одному оседлав, наши девушки снялись на память.

Вскоре возникло желанье одно на троих пообедать в столовой

(полдень давно миновал к тому времени, солнце на запад

стало клониться). А дело за малым осталось - это

найти ту столовку! Сие оказалось несложно -

прямо на площадь центральную града она выходила фасадом

в два этажа высотой, но на первом был ресторан, а в подвале

этого здания бар был пивной (там барыги толкались).

Велосипеды свои не таща по ступеням, оставив внизу их,

Путники наверх поднялись в столовку, где сильно заранее

Был приготовлен обед, но его не давали

Людям простым в тот момент так как в кассе

Не было денег совсем и прибытия

ждали они инкассатора. Так похлебавши

Очень несолоно, вниз снизошли наши спутники, гладом томимы,

И стали площадь кругом обходить, заходя в магазины всякие

(Книжный особо стоит отмеченным быть, так как книжки

По краеведенью разные там продавались по 40 копеек.)

Супротив магазинов на площадь три выходили собора,

И в первом, что слева, было депо для пожарных, другие

Были и вовсе заброшены, вид представляя убогий

Внешний такой, что Иван пожалел даже пленки

Это заснять. Возвратяся в столовую вскоре

Все же обеда вкусили они с макаронами, мало насытясь,

Соли, однако, пополнив возимый запас в счет столовой,

Всю ее с горя собрав со столов. Набралося

Натрийхлорида всего пузырек медицинский один, но в сравненье

С тем, что там было количеством соли - заметный добавок

Ими захвачен с собой. Не имея более в городе этом объектом внимания

Велотуристы, свершив по Валдаю круг на прощанье,

Едва не расстались в процессе движенья вдоль улиц.

Встретились все же они, потерявши не боле времени получаса.

И от города дальше их повело к Ленинграду шоссе. Так проехав

Час и другой, наши путники вобщем были накрыты дождем,

По характеру ливнем. Значенья сильно тому не придав,

Продолжали движенье, вдрызг не промокли пока. А когда надоело

Мокнуть им, стали они укрываться от ниспадавших потоков воды

В придорожных кустах. Но не сильной был им орешник защитой от ветра.

Замерзнув, мокрые с ног до голов все рванули вперед. И как будто

Им специально послал кто-то крышу навстречу над остановкой автобусной.

Вместе собравшись под ней, ожидая конца этой тучи,

Пряники есть они стали и карты смотреть. И точь-в-точь оказался

Карты конец на том месте как раз, где дождя окончанья

ждали они с нетерпеньем, одежду суша на себе. И внезапно

Солнце прозревший луч темноту позажег в небе радуг

Штук эдак две или три. И на них любовавшись ехали путники дальше,

До следующей тучи с грозою над головой появившейся вскоре.

Как раз в это время речку Ярынью они проезжали, но в ближней деревне

Нет остановки под крышей, а есть только мест, где та могла бы стоять.

Да к тому же нету вообще ничего, от дождя быть защитой способного,

Вроде навеса, лишь только дом у села на краю одиноко стоял, но забора

Не было окрест него и под скатом крыши двускатной, прижавшись к стене,

Наши путники скрылись от начинавшего снова дождя. И остались сухими

Люди, чего уж никак не сказать про поклажу, спрятанную в рюкзаках,

Прикрепленных к багажникам. Вещи, доселе сухие, под самым дождем оказались.

Где-то минут через десять погавкивать стала собака,

Видимо спавшая крепко, приезд их прохлопав ушами.

Следом хозяйка ее появилась, старуха, из огорода, и стала пророчить,

позвав на крыльцо всех. Только узнав, куда путь лежит велосипедный,

Сразу сказала она, что сегодня иль завтра Новгорода не достичь,

Так как целых 140 с лишком еще километров тогда впереди,

А поставить палатку очень она предлагала в районе мотеля,

что километров за 10 до города. Здесь же влево дорогу

Еше никуда не ведущую (т.к. достроить средств нет ее) описала.

"Эта дорога,- сказала она,- переходит речку Ярынью два раза,

Мостами взнесясь над водою свежебетонными, и под пролетом любого

можно поставить бивак, чтобы было посуше. Два километра до первого,

А до второго - четыре, только у первого рядом село, деревенские

будут тревожить сон ваш ребята, поэтому лучше сил не жалея

Доехать хотя б до второго, дальнего моста - там будет спокойней".

Однако, силы иссякли почти как закончился дождь и стемнело

Сильно уже. Потому-то первый достигнувши мост стали наши герои

Тщательный поиск вести ночной стоянки.

Речка в том месте двумя рукавами текла, посредине

Остров был мощный весьма, метров 200 длиною, а шириною под 20 местами.

Бетонный мост двухпролетный срединой своей опирался

Только на хитрый пилон, установленный прямо на остров.

Береговые устои моста очень близко так подходили к воде,

Что поставить палатку не было вовсе под ними возможности.

Вспомнив Гавроша, что под мостом ночевавший парижским, покрыл себя славой,

Было хотели и путники наши забраться по нишам

Между несущих конструкций моста образованным. Хватило б

Их человек бы на десять, не меньше, но было б прохладно

Там ночевать черезчур в этих сотах! Тогда же

Остров вниманье привлек как возможное место стоянки.

Дело все в том, что попасть на него было б проще

Прямо с моста, перелезши забор, по пилону спуститься

Вниз побросав рюкзаки, но наверх же обратно

Влезть по пилону не смог бы никто, даже если б и встали

Все на плечах друг у друга, как в цирке. Но к счастью

Чуть в стороне от моста обнаружен был старый

Мост пешеходный, на остров ведущий, когда-то исправный,

Ныне же только из бревен из двух без перил и настила весь состоящий.

К тому же бревна не связаны были друг с другом и страшно качались.

Однако, только на остров ступив, перейдя на карачках

Старый тот мост, не осталось сомненья ни у кого, что на острове точно

надо поставить палатку под новым мостом, где песок был сухой

И кострище и даже с дровами готовыми. Только в то уперся весь вопрос,

как пройти с рюкзаками к берегу к месту тому? И искать им пришлося

Брод через бурный поток, норовящий с собою все что ни есть унести.

Словно горная речка он по камням перекатами грозно журчал,

Но как видно именно камнями этими брод был устроен когда-то

Для тракторов и машин большегрузных. Пройти по нему оказалось

И пешеходу возможно - чуть выше колена там глубина достигала всего.

Толко крупные камни очень мешали идти, в беспорядке валяясь,

Скрыты к тому же водой они были от глаз. Не являлась

Больше река для Ивана преградой. Так не разуваясь,

Даже рюкзак позабыв отстегнуть от багажника, взял он

велосипед и повел его бродом, того не учтя, что потоком

Сносит колеса намного сильней по сравненью с ногами.

Сразу машину пришлось поднимать над водой. Даже с грузом

Это не было сверх сил, но предательский камень, под коим

Даже вода не течет, подвернулся под ногу покатым боком своим.

Поскользнувшись, сам не упал наш Иван, но рюкзак окунулся

В воды реки на мгновенье и сразу вытащен был им на берег песчаный

Острова. Без приключений все остальные снеся рюкзаки и девиц переправив

Тем же путем, распаковывать стал он мокрый багаж.

Два "Салюта" - Ирин и Верин, хозяйки решили оставить

На берегу у моста, и в крапиве их как-бы спрятать слегка.

Не таскать через реку, а побыстрее костер разводить ими было

Сказано ясно Ивану, и спорить не стал он, хотя и согласен не был.

Тот рюкзак, что в реке искупался, вез, среди прочего, спальник в себе,

Но который не был в пакет помещен и промок совершенно.

Чтобы его подсушить, для начала развесить на арматуре,

торчащей с опоры моста им пришлось равномерно.

Сразу с него стала капать вода и надолго

Влаги текущей хватило в том спальнике ватном.

Временем тем, разложивши костер и себе приготовив

Ужин какой-то, палатку поставив, всех наших героев

В сон уж клонить начало, хотя времени было немного

Заполночь. Как вдруг услышать им всем довелось

Весьма странные звуки, сводом моста отраженные эхом.

Подумав, что это птица ночная иль зверь какой, влезши

Прямо под мост, захотел пересилить журчанье

Бурно текущей воды своим голосом, звук повторился, Иван тут

Громко ответил:"Ага", и раскатистым эхом

Своды моста утверждение то повторили.

Звуки другие тогда оживились заметно около места того на брегу,

Где машины спрятаны были в крапиве как раз, вид подружек

Нашик представился жалким весьма, и глазищи стали у каждой копеек по 7

Но Иван-то вспомнил пророчество сразу старухи, сказавшей

Что потревожить ваш сон деревенские могут ребята, и ждал уж

Он и дальнейших каких-то движений на том берегу, но внезапно

Прям за палаткой на острове звуки раздались такие,

Будто палаточный тент кто-то дергал. Привставши,

Взявши за спину топор, бесподобный наш вышел навстречу

В белой рубашке Иван в темноту в направлении шума.

Метрах в 10-ти от палатки маячили два силуэта

В белых накидках из пленки, и звуки они издавали,

Хлопая пленкойю этой, стараясь

Видом своим пострашней привидений казаться.

В полном молчаньи они приближались к палатке. Иван же

Громко приветствовал их: "Добрый вечер! Скажите

Как на сей остров попасть можно было б попроще?

Все осмотрели мы тут, невозможнейшим нам показался

Путь по мосту из стволов, что висят над водою качаясь."

Не отвечав ничего, подошли обе тени вплотную,

Всматриваясь в темноту, завели диалог меж собою:

"Это, кажися, не те кого ищем. Должно быть

В месте другом где-то скрылись они..." - "Ну конечно" -

Вторил Иван им:"Мы здесь оказались

Вовсе случайно, от дожлика прячась". - "У вас и палатка" -

Кто-то заметил из них. "И палатка имеется тоже" -

С ним согласился Иван, и тогда вдруг

Вспять повернули они, лишь сказав:"Извините!

Мы помешали вам рыбу ловить", удалились.

Но отойдя аж почти до моста деревянного, стали

Сами они вопрошать, как же здесь оказались

Путники наши. "Так брод есть"- Иван отвечал им

"И можно пройти по нему?" - удивились

Тени. "Ну я вот прошел, значит можно, наверно" -

Так им ответил Иван, и тем самым снискал уваженье

Всех игроков в привиденья к велотуристам. Однако колеса

Словом единым за весь разговор упомянуты не были.

Так же как не было полной уверенности, что с рассветом

Те два "Салюта", что на берегу, будут целы на месте.

Ночь остальная прошла без единого шороха. Все привиденья

Делись куда-то, совсем не тревожа сон наших путников более.

Только журчанье быстро текущей воды в сочетанье со спальником мокрым

Всех впечатлений до самых краев наполняло ночью прошедшей оставленных.

Поутру хмурое небо без солнца встречало проснувшихся.

Краскою серой словно покрашен небесный был свод равномерно

Из краскопульта. Поднявшись очень нерано, часов аж в 11, стали

Велоподвижники наши опять собираться в дорогу.

Правый поток у Ярыни вброд перейдя и доставивши вещи

С острова на материк, Наш Иван неслегка промочил себе кеды

В общем сознательно. все остальные стали роптать, что им в воду

Вступать не хотелось, так как обувка подсохла на них у костра; разуваться

Было тем более лень, потому-то стали по мосту из бревен они выбыраться

На берег, делая это как раз в тот момент, как Иван рюкзаками

Занятый был, оттого-то сделать он снимков не мог переправы такой живописной.

Кадр бы был бесподобен, поскольку Ирина шла на ногах,

А за нею Верунчик на четвереньках ползла, балансируя. В общем,

Так вот никто из двоих и не падал в протоку.

Выйдя затем на шоссе, они ехали долго, не повстречав интересного

В смысле чего посмотреть, но не в смысле покушать.

Литр молока они взяли на всех для начала в деревне,

После дорожный трактир, что на въезде в Крестцы, посетили,

Там отобедав удачливо. Дальше на карте отмечено было селенье

"Харчевня", Однако знаки исчезли давно уж дорожные, что отмечали

Пункта начало/конец населенного с этим названьем.

Над остановкой лишь только автобусной имя его возвышалось.

Этого было достаточно, чтобы вниманье утроить к разной еде,

Продавашейся возле домов. Ненапрасно было вниманье потрачено:

В банке стеклянной около дома, что слева дороги, крыжовник

Был ими радостно узнан. Ирина, как специалист в поеданьи крыжовника,

Ягоды царской, взявши огромный кулек и его на троих поделивши,

Всех остальных угощала по ходу минутной стрелки часов (т.е.

Слева направо). Доевши весь без остатка крыжовник, поехали дальше

Велопослушники. Быстро достигнув хитрой развилки шоссе, от которой

К цели вела там дорога одна, направленье свое не меняя,

А основное шоссе уходило направо, на Питер, Новгород слева оставив,

Однако все указатели этой развилки направо в Новгород едущих всех

Обещали доставить, а прямо - лишь в "Пролетарий" какой-то, как будто

Дальше иль вовсе нет пути, иль мост там разобран

В Броннице, что через Мсту, если глянуть на карту.

Так, в затрудненьи застряв на развилке, и Верочки даже,

Ехавшей сзади, дождавшись, решили

Все же они у гаишника выведать тайну развилки (должна же

Быть и от поста ГАИ хоть какая-то польза едущим всем по шоссе)!

Капитан отвечал им, что по любой из двух этих дорог равнозначно

В Новгород можно попасть. Тут воспрянувши духом, велотуристы

Колеса свои направляли прочь от шоссе с интенсивным движением,

На "Пролетарии" вдоль по хорошей дороге, почти без машин грузовых,

Лишь автобусы изредка им попадались.

В селеньях, что вдоль дороги встречалися им, наблюдали

Путники наши народные игры, какими тешит себя население местное в часы досуга.

Вместо того, чтобы водку хлебать, под забором валяться,

там собирают фигуры различныеиз городков и потом их битой калечат;

В другом же месте детишки играли в игру под названьем:

"Бояре! А мы к вам как бы приехали!". В том заключалась игра,

Что цепочкой встав поперек неширокой дорожки одни, а другие

Сразу вдвоем на одном разогнавшися велосипеде,

Цепь ту пытались прорвать, и в итоге все вместе

В кучу-малу повалилися к радости общей.

Вскоре достигли паломники наши селенья, Бронницей исстари названного

В распрекраснейшем месте расположилось оно по обоим Мсты берегам,

Непосредственно перед впаденьем этой артерии водной в красавец Ильмень

Высоченный холм превозносит над всею округой

Храм, на вершине воздвигнутый. В свете закатном

Церковь сия, наряду с столь же позднею церковью,

Ближе стоящей к реке, с того берега вид представляла отменный.

Налюбовавшись вдоволь почти, наши путники видом, а так же

Картою этих окрестностей, место ночлега

Определили себе где-то в зоне слиянья мелкого ныне канала с Большою

Вишерой, в Волхов впадающей вскоре. До точки,

Ими намеченной, было рукой подать, километров под двадцать,

По исключительно ровной дороге, идущей

Строго по трассе канала (иль он был прорыт столь же строго

Возле дороги во время свое). Осмотревши

Шлюз на канале попутно, заброшенный, все понеслися,

Ветру подобные, к точке искомой. И место сие оказалось

Очень удачным, но только мотель был построен

Несколько ранее и машины разнолитражные

В диком количестве вкруг парковались. Поставить

Где-то палаткусредь них было б странно, хоть бабка сказала,

Что становиться вам лучше в мотеле. Раскрывши

Карту окрестностей Новгорода, стали рыскать

Дружно они место новое нощной стоянки.

Мост подвернулся им под руку снова, над некой протокой,

В Вишеру прямо текущей, он был нарисован

В карте отчетливо. И оставалось менее трех до него километров.

В округе, рядом с мостом лес показанна карте

Зеленью был. На едином дыханьи этот дороги кусок одолевши, достигли

С Солнца закатом моста наши путники. Мост же,

Лишь представлявший трубу из себя под дорогой,

В мере малейшей способен стать крышей палатки

Не был. Но справа дороги роща стояла дубовая, там вековые деревья

Так хороводы водили, как девы на масленицу. И под сенью

Этих огромных дубов разбивали палатку велопохода участники.

Быстро костер запылал там, сварился ужин заветный на нем и никто уж не помнит

Борщем каким насыщались тогда иль рассольником - так они были голодны.

Глад утоливши, немедленно сну богатырскому все предались, а наутро проснулись

Под равномерных ударов от капель дождя по палатке

Шум. Словно тысяча дятлов по тенту долбили в ритме неровном,

Иль, может быть, Веня вместе с Бакшевским в багет заколачивать гвозди

Взялись, Ларисе Ивановне в срочную помощь к выставке скорой.

Так дождь продолжался где-то часов до 10-ти, и высовывать носа

Всем было лень из палатки сухой. Не теряя однако, однако,

Времени попусту, наши подруги книжку Кушнира достали и города схему

Вместе затем, чтоб маршрут оптимальнейший весь разработав заранее,

После петлять не пришлось им. Но трудность в том состояла работы такой

Что по книжке не были точно указаны все адреса для объектов, а только

Улиц названия встречались, и то не всегда на страницах.

К автору книги, однако, претензий своих не имея

(не задавался он целью писать для кого-то

Путеводитель по городу) в деле прогресс был достигнут заметный.

План даже некий возник, как им двигаться дальше

Лучше всего, но о том, каким образом план претворялся

В жизнь, будет песня другая.

Песня вторая. Новгород и далее

Так, досидев до скончанья дождя долгожданного в спальниках, наши туристы

Только, как шум прекратился от ливня, выскакивать стали наружу.

В яме костровой стояла ввода и по лесу все было сыро от крон до корней

Не имея с собою спирта сухого таблеток, они бы огонь разводили

Верно до вечера, только Верунчик взять не забыла сухое горючее аж из Москвы! Потому-то

Завтрак весь занял у них полчаса и такой же отрезок

Времени заняли сборы пожитков. По трассе асфальтовой

Ехать пришлось им недолго, автобусных две остановки, поскольку

У поворота пред городом, что проскочить они очень боялись

С ходу, дорожный стоял указатель, ясно гласящий, что влево дорога ведет к церкви Спаса

На Ковалеве. Храм средь полей и лугов заливных на холме невысоком

Виден был даже с дороги задолго до знака и видом

Внешним своим он о времени происхожденья древнем свидетельствовал.

Шлемовидный венчал его купол, однако богатством отделки

Храм не блистал, что вполне было в стиле строго-суровом,

Весьма характерном в земле новгородской в средних веках.

Дома единого нет на том месте сейчас, но когда-то

Очень давно размещалось сельцо Ковалево на холму.

В годы последней войны даже храм был разрушен до основанья почти;

При его воссозданьи линия этих руин специально отмечена в кладке,

Заново сложенной в прежних чертах и из прежнего камня.

Лишь барабан под главой кирпичом современным исполнен и несколько странный

Вид он имеет слегка, по сравненью со стенами храма.

Если, однако же, зрение зрителю видеть того не позволит,

Только, в конечном итоге, окажется целостный образ в выигрыше.

Так, подзамерши слегка на ветру, в созерцания храма процессе

Между собой обменялись сужденьями наши друзья, а до следующей точки

Ехать пришлось им недолго весьма, и горбатому ветру

спины подставив попутные, быстро вернулись они на шоссе,

И его пересекши, сразу попали в селение Волотово. Широко известный

В узких кругах храм Успения там все вниманье привлек наших путников.

Дивными фресками весь изнутри был украшен некогда он,

И альбом репродукций известен, но ныне церковь на поле на Волотовом

Вся в руинах стоит, и лишь легкий навес укрывает руины

Эти от действий дождей и снегов и других атмосферных осадков,

Коих обилие в этих краях никогда не иссякнет.

В общем, взглянув на те фрески, что в виде развалин были представлены

Путникам, вновь на шоссе возвратяся, велотуристы попали под дождь

Над водой Волховца находясь в тот момент на мосту, и, промокнув слегка,

Завернули в первый попавшийся им магазин овощной с краю города. Там-то

Им прикупить удалось свежих груш полкило и соленый огурчик.

Съеден сразу для пробы он был, так понравилась проба всем участникам

Этой внезапно возникшей трапезы, что после целый пакет

Для заначки наполнен весь был огурцами.

Далее встретилась им справа улицы церковь, тоже древнейшая,

В честь Стратилата дяденьки Федора названная при построеньи,

Отличалась она от великого множества храмов, ей современных,

Обилием декора всех элементов, сплошь по фасадам разбросанных

И барабан украшавших. Дальше, налево свернув, на Славенский конец они взяли

Курс, и по ходу движения церковь Ильи повстречали, а с нею

Рядом еще монастырь, что ни в книге, ни в схеме не упомянутый вовсе.

Его насквозь пройдя, очутились около церкви Филиппа апостола

Наши друзья, перестроенной сильно, к тому же действующей.

При попытке все это заснять у Ивана закончилась пленка;

Дождь же, подлец, все сильнее хлестал и никак не способствовал съемкам

Дальнейшим, к тому же есть захотели товарищи все и согреться. В итоге,

Как им казалось, кратчайшим путем, через двор Ярославов

Двинули все до кафе "Ярославна". В нем сытно поевши,

Не отказав себе просто ни в чем (что недешево вышло),

Пленку для слайдов в "Зените" сменив и почти отогревшись,

Были готовы уж наши герои осматривать город и дальше,

Велосипедами вдоль/поперек колется от конца до конца, только капель паденье

С неба усилилось, вместо того, чтобу стихнуть за время обеда.

В план тогда, ранее принятый, вкралась поправка, согласно которой

Надо вокзал посмотреть вперед прочего, там расписанье

Глянуть какое-нибудь или место ночлега.

Только вокзал принял велотуристов по своды свои, как понравился очень

Всем им, и видом своим, и устройством, и даже ремонтом

Той его части, где зал ожиданья положен.

Словно как будто в Узуново вход в как бы закрытый

Зал ожиданья был заколочен единым гвоздем символическим.

Не представляло сомненья, что при желаньи проникнуть

С велосипедами вместе туда, тихо расположиться, ночь провести,

А наутро, покинув то здание, двигаться дальше- все, вроде, возможно,

Нанлучшим из вариантов был признан другой: чтоб подняться повыше

От сквозняка и людей проходящих по лестнице каменной вверх на площадку

Всю из себя тупиковую, т.к. дальнейшие двери были забиты,

Поскольку вели они в зал ожиданья на этаже на втором, их заставив

велосипедами плотно, устраивать стали бивак наши путники.

Выехать в город не было вовсе возможности вплоть до темна (этот дождик

Так моросил беспощадно, что высунуть носа с места удобного

Им было лень лишний раз, даже если то нужно было самим).

Но как только стемнело, кассовый зал стал усиленно весь наполняться

Народом, в поезд готовым садиться, который в Москву уходил, а на небе,

В западной части его, над перроном вокзала как раз появилась полоска

Чистого неба совсем, и закатное солнце долго и после захода еще продолжало

Радовать взоры людей столь чудесным видом вечерней зари,

прекращенье дождя означавшей.

Ночь провели наши странники просто по-царски,

Вещи кругом себя мокрые все разместив по рулям и перилам,

Чтобы подсохли они до утра, представляя убранство,

Царского ложа достойного. Только стражу порядка

То не по нраву пришлось укрощенье вокзала. Он долго пытался придраться,

Пункт отыскать, что нарушен из сонма законов, которых сам и не знает

Вполне он, читая с трудом без подсказки надписи в паспорте.

Мозгом своим ничего не придумав в причину, не позволявшую так никому

Ночевать на вокзале вплоть до отхода дневной электрички на Питер,

Вынужден был поубраться воинственный мусор с красным околышем.

Словно как волк на добычу отважно воспрянув, вдруг оседает в отчаяньи,

не видя ее пред собою как бы в реальности. С мрачным рычаньем

Он ретируется в логово. Так наш блюститель в будку к себе возвращался.

И более не отмечалось поползновения из внутренних органов в сторону

Наших туристов, снявших к тому же часть декораций, что маскировала перила

Архитектурные. Вдоволь наспавшись, часов до семи, как всегда по привычке

Кто-то из наших друзей чуть костер не зажег поутру, чтобы завтрак готовить

Для эффективноподнятия всех остальных из благих побуждений.

Это стряслось, очевидно, спросоня, поскольку костер на вокзале

Был бы излишен совсем. В близлежащей кафешке скромно позавтракав,

Дальше отправились план исполнять уточненный, не без оснований считая,

Что уж вокзал то они изучили достаточно полно. Сперва для начала

Улицу, что Десятинною названа, всю до конца проезжали,

Сразу найдя на ней храм, Кушниром упомянутый,

Так же еще монастырь с очень древним строением

В виде руин посредине его территории, не упомянутый вовсе, но давший зато целой улице

Имя свое. После этого, влево свернув, повстречали еще церковь Власия

Наши друзья. От него же двигались влево опять под кремлевской стеной

До центральных ворот и в кремле оказались.

Там уже ждал их давно огроменный памятник тысячелетью Руси,

У которого Вадик встречу когда-то назначил своим сотоварищам.

Сей монумент осмотревши, велотуристы отправились дальше,

К Софийскому храму, в котором служба была в тот момент,

И туда не пускали всяких там праздношатаек,

Чтоб те разглядеть и снаружи весь бы успели собор, и, особенно,

Медные врата, те, что выходят на запад. Украшены златом изящно

Поверх черененой поверхности меди чеканной были они, и картины,

Что на поверхности врат представлялись во множестве, изображали

Разные факты истории древней Руси в сочетаньи с вымыслом автора

Этих ворот, свою подпись, кстати, на них разместившего.

Скоро окончена служба была, и проникнуть вовнутрь

Вера с Иваном решили, заснять интерьер и вообще посмотреть на устройство

Этого храма древнейшего. С лесниц на хоры,

Там, где еще экспозиций музея остатки, как бы реликвии близкой истории

Частью едва сохранились, были метлою поганой отправлены вниз наши

Странники, властной рукой и словом божниц воинственных.

Видно, должно быть, людям простым туда носа совать нереально теперь,

Лишь князьям то возможно (в смысле поняться на хоры, как то подобает их сану),

Однако, будут скоре всего, и они вниз отправлены, если конечно,

Свиты не будет при них, устрашающим видом способной

Даже на божниц влиять. Посетивши собор таким образом, двинулись дальше

Велопохода участники прямо на пристань,

Чтобы разведать возможность доплыть до Нередицы. И оказалось

Это непросто совсем, и не только доплыть, но хотя бы узнать что-нибудь

О возможности сей у кого-то, т.к. пуста была пристань.

Однако же вид на тот берег был изумителен с пристани прямо настолько,

Что и Иван наш не мог ограничиться кадром одним того вида.

Дальше поехали путники ниши по улице Дмитриевской

Церковь искать. что в Кожевниках Павлу-Петру посвященная

Полтысячи лет уж стоит, но при этом слева оставили церковь другую

Совсем без внимания, древностью существования славную так же,

Но в план не попавшую по недогляду иль в картах и книжках отсутствию.

Только среди очень древних построек вдруг встретив нежданно

Церковь из века семнадцатого, всю в завершеньи щипцовом

Вместо позакомарного, долго еще любовались путники русском узорочьем

Так же осмотру их был подвергнут много всего и снаружи,

Но внутрь попасть в расположенный там же музейчик

Так им и не удалось, т.к. был выходной у музея

Именно в пятницу. Будто музей, все что на велопути,

Сговорились иметь выходные строго по графику велотуристов проезда.

Больше на том берегу не встречая объектов вниманья

На мост заехали велопаломники. Так высоко над водою

Волхова он проходил, что окрестность далеко северней города

Как на ладони была, вплоть до Вяжищ. К югу весь город остался

По правой руке, а над ним уж яркое солнце играло лучами,

Во всем что ни есть отражаясь. Слева же, с северо-запада,

Туча на все надвигалась преддождевая. Но ей суждено было мимо

Промчаться, каплею даже единой не тронувши путников.

На монастырь, замечательно видимый с моста, прицелясь,

Сразу запутались в улицах велотуристы.

Лишь со второго захода попасть удалось им в обитель

Древнюю очень. Но только теперь институт там имеет

Место, к тому ж педагогов будующих он обучает. Собор же

Так перестроен значительно, что только в плане

Четко читается древнее здание с лестничной башней.

Все остальные постройки там более поздние. Вверх по реке же

Прямо вдоль берега два еще храма стоят, но который поближе

К станции лодочной - века тринадцатого без сомненья,

Ну а подальше, где берег бетоном одет и воздвигнут скульптурный

Памятник Невскому Саше, что в годы далекие немцев топил беспощадно

В водах замерзшего Чудского озера, прямо под лед их пуская,

Без водолазных костюмов, в тяжелый доспех облаченных,

Там уже церковь стоит боле поздняя, имени Глеба-Бориса.

Рядом щипцов завершенная, вместе с резными крыльцами,

Смотрится так совершенно она, словно терем из сказки.

Дальше по брегу бетонному вид открывался на Кремль.

Вместе с Софийским собором на фоне, еще колокольней и звонницей

Так вертикали двух спутниц очень изящно смотрелись, пейзаж городской

Дополняя, что целый слайд был заснят специально, чтоб видеть могли

И другие зрители этот сюжет. А потом сразу двор Ярославов

Вдоль-поперек был изъезжен колесами велодрузей.

Там объектов для съемки было столь много, что все перечислить

Даже не хватит терпения ни у кого...

Но на Славну двинули наши друзья после этого

Церковь искать там Ильи, заодно и обед скоротать, на который закрылся

Книг магазин. Понеслися, подобные ветру, по склону

Вниз седоки двухколесных машин, но, увидев случайно

Слева от круга автобусов глауки церквей, они резко свернули с дороги,

Сразу попав в монастырь, о котором, как будто,

Не было сведений даже у них в тот момент. Насмотревшись на храмы,

Так же спросив у художницы, их рисовавшей с натуры,

Как называется сей монастырь, ничего не узнали

Боле подробного наши друзья сверх того, что глазами

Видно и так. Путь продолжив до цели (церкви Ильи) они ехали долго,

Путаясь среди переулков и улиц, названья которых

Где-то указаны были одни и прям здесь же другие

(Видно, одни историчней других, но какие - понять не всегда удавалось)

Это, однако, скорее удобно, когда друг под другом

Все, что ни есть из придуманных кем-то названий

Улицы оной от сверхсовременных до доисторичных,

Вместе на каждом углу размещались, как Бойль-Марриот

Среди сонма законов для газов.

Лучше, однако же, было б всего и надежней -

Это принять спецзакон, запрещающий смену названий ранее названных улиц

И прочих народных объектов,

Созданных к общему благу, На то мы имеем примеры

Как даже до революции названия улиц меняли.

Стоило только лишь церковь кому-то построить

Враз начинала вся улица или селенье

Вдруг называться Ильинкой, Покровкой иль Преображенкой,

Будто до этого не было вовсе названий у них. Ну а контрпримеры

Тоже есть в истории, взять хотя бы Кузьминки;

Так и не ставши Влахернским селом, остаются

С именем более ранним они. Вдруг по правую руку

За огородами где-то увидели наши герои

Храм, вида, ставшего даже привычным, хотя очень древний.

Он над крапивою, вкруг него росшей, уверенно верх возносился,

Только был назван в честь Павла-Петра, двух апостолов,

А не Ильи. Но почти с ним вплотную дом стоял, как бы жилой,

Но с тремя алтарями был он зачем-то. Зайдя с супротивной,

Западной то есть, стены, все увидели сразу

Что это церковь Ильи, если верить табличке, что справа.

Слева другая табличка была, что какая-то Вера

Здесь поселилась как будто, а наша Верунчик

Это к себе приняла на свой счет и довольна осталась.

Но дверь посредине, вся перекошена, то ж говорила о многом,

В тяжкой судьбе сего древнего здания место имевшем.

Но на обратном пути огородами, вспомнив Гайдара,

Что описал Мишку Квакина очень нелестно, путники наши

Залезли на яблоню, Мишке подобно, всю обобрали ее,

От антоновских яблок ветки поосвободив. Получился пакет, соразмерной

только Ивана поклаже, но есть невозможно эти плоды оказалось сырыми,

Поскольку кислыми были они столь заметно, что лакмус

Даже на них покраснел бы, не то, что язык, потому-то

Их для компота решили оставить, чтоб сахар вкус кислоты подавил бы

Слегка. Возвратились в книжный друзья магазин и в кафе "Чебуреки"

Птицею пиццу склевали, а после такого обеда очень легко все взлетели

На мост пешеходный, с которого прямо в Кремль дорога вела,

Но, свернувши налево, словно в свободном полете, достигли они

Моментально памятник с саблей. За оной скульптурой

Наши друзья повстречали Ильинский раскоп, и в него заглянули,

Там разглядев представителей слоя культурного или прослойки.

Далее, город покинув, тот, что в пределах валов, оказались

Велотуристы как раз у Синичной горы, где на карте

Церковь отмечена Павла-Петра на Синичной горе, превращенной

В кладбище. Тропка вела к тому храму с покрытием твердым,

Так как мощена она вся могильными плитами. Стены, однако,

Тех не имели следов разрушений заметных, как-то в Ковалеве, но новая кладка

Все ж проступала местами, цементным раствором серея.

Внутрь заглянуть через решетку в окне удалось, и представились взору

Росписи, вроде не старые, для любопытных зевак сохраненные,

Но не для служб, так как двери достаточно прочно все заколочены досками.

Путь свой продолжив, вскоре они повстречали собор, что в Аркажах.

Затем Витославицы приняли наших героев под крыши резных теремов.

И возникло сомненье, стоит ли так километры мотать,

Чтобы только взглянуть на реликты истории в русской земле.

Ведь по замыслу авторов этой идеи: собрать все возможные памятники

Где-то до кучи одной и показывать оптом тем, кому-то интересно смотреть,

Сообщая в табличках, с места какого примерно и века

Был взят этот памятник, было бы проще всего и удобней. Вот только,

Нету возможностей ни у кого, чтоб возить произвольно

Архитектуры шедевры назад и вперед, деревянных опричь. Но из камня

Все что угодно способны у нас разобрать на кирпич,

Но совсем не затем, чтоб воздвигнуть прежнее здание в музее,

А где-нибудь дачу построить. Скажем в Алабушеве есть такой дом,

Огражденный церковной оградой, даже с киотом над входом в калитку.

Кто видел, тот вспомнит сразу тот странненький дом двухэтажный.

Но, может и лучше, что хоть бы так сохранилась ограда в итоге

Из чугуна, а не то бы ее в переплавку пустили.

Мысли такие возникли в процессе осмотра музея

Зодчества, сплошь деревянного. Как на лубочных картинках

Избы такие с резными деталями жались друг к другу,

Стоя, вообще-то, просторно. У них на крылечках разные были умельцы,

Готовые вам за валюту все что угодно сплести, от лаптей до корзины

В полном согласии с ГОСТами. Вобщем живого не было в том ничего.

Бутафория только и мастерство в сочетаньи дают бутафора

Очень искусного, но не художника в смысле его изначальном.

Так, осмотревши премного прекрасных, созданных лишь топором да уменьем

Из дерева зодчим разных церквей и часовен, по улице вряд размещенных

Вровень с домами, наткнулися наши герои вдруг и на каменный дом,

Представлявший усадьбу когда-то до революции. За ним по аллее

Церковь осталась одна из села Курицко и во множестве мельниц.

Там же кончался музея забор деревянного зодчества. Дальше за полем

Видем отлично был весь монастырь целиком по названию Юрьевский.

В нем оказавшися вскоре, путники были накрыты дождем кратковременным.

Вкруг обошедши главный собор монастырский, весьма домонгольский,

Построенный князем, в годы еще до республики. Весь из себя был огромен

Этот собор, лишь Софии святой уступая чуть по масштабам своим.

После этого, выехав в поле, скит, что в Перыни, по левую руку оставив,

Двинулись наши друзья прямо к югу, простором любуясь,

Брегом Ильменя, дорогой, петляющей по деревням. Целых тридцать

Им километров пришлось одолеть. Среди прочих селений

Было на этом пути и село Курицко. В нем осталась,

После увоза шатровой из дерева, церковь кирпичная. В общем

Неинтересна ничем особливо она. Кроме этой

Были еще три церквушки у них на пути, все из прошлого века.

Достигнув развилки, велодрузья оказались всего лишь на 22-м километра

Трассы, прямой как струна, к юго-западу, к Шимску ведущей.

Время уж было не ранее, дождь прошел мимо туристов,

Самый момент был как раз и палатку поставить где-нибудь там.

Но удобного места так и не встретилось им в протяжении трех километров

Вплоть до моста, что на речкой Верондой ту трассу возносит.

Съехав с шоссе, подались наши путники берегом правым

Вниз по реке Видогощи, до места слиянья с Верондой.

Там, уже в сумерках, ставили тент на всеплодную землю, костер разводили

Чтобы, сваривши компот и "Новинку", отужинать наши туристы.

Это была их последняя ночь на природе за велопоход, т.к. утром

Выехав рано на Шимск, не позавтракав даже Ирину (есть не хотела она,

На обед понадеявшись в Шимске общепитовский), проехали двадцать и два

Километра за два часа почему-то, хоть вроде не медлили. В Шимске,

Слева дороги столовка в районе полудня вдруг оказалась закрыта на ключ

Но на стук приоткрылась дверь, и в нее так ответили путникам, будто бы

Свадьба петь и плясать собиралась в столовой. "У них своя свадьба" -

Так порешили друзья, и, голодные, двинулись дальше до знака

Влево, на Старую Руссу, еще предвещавшего сто километров

Без половины и без одного (знать, всего 49), на часах же Ивана

Времени заполдень было слегка. И расчетом несложным

Очень безрадостный вдруг получился прогноз, что как раз к окончанью

Кассы музея работы, что в доме писателя в Руссе

Велосипеды прибудут, коль двигаться столь же неспешно

Все захотят. Потому полетели ветра быстрее горбатого велотуристы,

В спины друг друга попутные глядя с дистанций огромных.

Первая там состоялась у них остановка

Дважды по восемь спустя километров, что возле села Коростынь, а вторая

В пункте с названием Нагово. В дюжине он километров чертовой

Не доезжая до города. Там меж столовой и магазином застряли друзья.

Под замками были те два заведенья без всяких причин. Остановка,

Что для автобусов, им послужила опорным пунктом для встречи Верунчика.

Ровно с трех, и еще 20 минут там стояли, банку како-сгущенки открыв,

Совокупно с Иваном Ирина съели две части той банки, но треть для

Приманки оставив их догонявшей подруги, и ровно за 10 минут накормили

Этою долей Верунчика. Сил подкрепленье сказалось сразу, как только

Поехали. Ровно за час добралися от остановки последней до самых ворот

Достоевского дома, четко проехав по городу, не заплутав в переулках

И не теряя из виду лидера. За полчаса до закрытия кассы все трое

Во внутренний дворик вкатились. Там отдыхала музея сотрудница.

Наших туристов так вопрошала она:"Что же мало вас? К нам всегда

Приезжали более крупные группы числом своим." Ей отвечали,

Что не сложилось собрать из Москвы представительней группу на сей раз.

Может, однако, случиться, что в будущем этот ценный маршрут

Захотят повторить и другие, к велодвиженьям способные наши друзья.

Вот тогда-то во двор Достоевского дома, заставленный весь до отказа

Велосипедами, им доведется увидеть, как в Туле дом Вересаева

Видел людей от "Рождественки" с велоконями общим числом аж с десяток,

Без Риты к тому же, в дом тот мечтавшей попасть. Осмотрели

Комнаты все дяди Федора наши друзья, что писал потом про бесов

И идиота к тому ж. Средь подобных музеев

(В Туле, в Клину у Чайковского) этот был самый

Как бы живой, без претензий особенных, но отражавший

Дух того времени. С ним по сравненью может стоять разве Репина дом,

Что в Пенатах, иль дача Корнея, что в Переделкине, в ряде одном.

На стене возле входа, справа от двери, висела не то чтобы карта,

Даже не план Старой Руссы, а только лишь контур

Речек Полистьи и Поруси с контуром города вместе.

Не было подписей в плане, зато обозначив крестами,

Автор такого пособия не пропустил ни единой церкви, что в городе есть.

И по этому плану быстро глазами побегав, построил план в голове у себя

Бесподобный Иван, как по городу дальше ехать, чтоб все осмотреть

Оптимально. Итак, для начала, в двух всего только шагах от писателя

Дома, церковь была обнаружена Мины святого. Ее половины

Верхней уж нету давно, ну а слева на слайде съел аппарата затвор пол-

Фасада, и кончилась пленка вся у Ивана как раз. Ну а дальше по той же

Улице церковь еще сохранилась, где сам Достоевский был прихожанином.

Кроме того в Старой Руссе есть монастырь, где музей себе вместе

С другими культучреждениями крышу обрели и три храма стоят,

Из которых все трое - действуют по назначенью прямому.

Вообще, впечатленье город оставил настолько хорошее, что даже выезд

В общем вагоне не смог омраченьем стать завершенья велопути.

Проводница вагона так не врубилась в итоге сама, куда делись, в натуре

Велосипеды, внесенные внутрь, хоть над проходом, к третьим притянуты

Полкам, все три разместились "Салюта", вниз чуть свисая педалями.

Но до того, как привязаны были они, у участниц

Велопохода, к концу подходящего, взялись сомненья:

Как же удастся такую армаду рулей и колес, что собой представляли

Те три "Салюта", хотя пополам они сложены, внутрь вагона вписать,

Чтоб и людям места хватило при том. Но как только поехал

Поезд, стояв минут 20 на станции, все разместились

Очень удачно:"Салюты" и люди под ними, все на плацкартах своих.

Так на первом возможном, Старую Руссу покинувши, поезде Псковском

В Москву возвращались наши герои, собою довольные и проведенным совместно временем.

Но даже ели бы было велосипедов числом 18 складных, все они бы успешно

Меж боковушек и полок купейных по два над проходом повисли,

Весь как бы заняв вагон по верхам, потому что известно

Многим из ездивших поездом, что всего только 9

В каждом вагоне плацкартном купе. Но ведь есть еще место

Не над проходом на полках на третьих, куда "Украина" даже поместиться,

Если захотеть. Но об этих прожектах лучше не думать пока.

Было б только желанье разных людей совершать веломарши совместные,

А разобраться как чего делать, кому и зачем, можно только собравшись

Потенциальным участникам вместе похода грядущего. Этот же песней

Как бы останется только (и слайдами) в памяти..

Иван Кузнецов, 13:00 18.11.93



о символике флага...