О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Апрельская метель, или Ночь в рюкзаке

(Куда нас завёл леший)

Из письма М. Буколовой от 30.03.99:

Развиваются и углубляются планы дурпохода. (...) Правда, пока не договорились о месте ночёвки:

1. Леший: "А может, мы не будем плыть в первый день, чтобы ночёвка была общая ?"

2. Веня что-то (как обычно) понял не так, и ночёвка у него сдвинулась далеко от намеченного маршрута.

3. Есть надежда, что в четверг все пересекутся и придут к консенсусу.


Из писем от 13 - 15.04.99 и 16 - 28.04.99:

1. Прелюдия

15-го, в четверг, точно определились только 2 фактора:

а) группа байдарочников - две байдарки с экипажем: 1. Сергей "Леший"; 2. Стася; 3. Алёна; 4. Дима; 5. Андрей.

б) география похода и место общей (?!) ночёвки-днёвки-встречи с отстающими, вышедшими на n дней позже или раньше. Ориентировались на байдарочников, и за неделю они же ездили смотреть речку на месте ночёвки: слияние р. Молодильня и Малой Истры, что по карте напротив Хволово ð стоянка на правом берегу М. Истры, сплавляться от Юркино. Для двигающихся по дорогам - ориентир п/л "Красная Гвоздика" (где Леший отбывал срок в пионерском детстве, он-то и выбрал это место), около него остановка и налево, через мост, на правый берег.

Другие движущиеся части представлены были велосипедистами. К вечеру пятницы определились, что вечером в субботу едут Ваня, Аня Королёва, Гриня, Таня Бондарь и я до ст. Новоиерусалимская; утром в воскресенье подъезжают разными электричками две группы: на лыжах - Веня, Аня Абраменко + X, Y... (их в четверг не было, сведения с лыжни поступили позже); пешая группа в составе: ведущий Юрик + X, Y, Z, α, β, γ и т.д. - колебалась.

По пути к метро были остановлены автомобильными гудками: Саша Сидоров решил, наконец, узнать, где же у нас база на Серпуховке. Он нас полчаса подвозил до метро и делился первоапрельскими служебными воспоминаниями (приказом от 01.04 у них "уволили" директора в связи с прекращением деятельности фирмы, а 99,9 % сотрудников "отправили" в отпуск за счёт предприятия на неопределённый срок, но в определённое место). А главное: Сидоровы составят группу автотуристов.

2. Эх, дороги... (3 апреля, суббота)

"Я с байдарочниками встречаюсь всегда"

Ваня Кузнецов

Время отправления электрички с Каланчёвки (18:24) прояснилось лишь за час. В 4-м вагоне удалось встретиться с Аней К. и Гриней (Ваня прибудет позже). У Ани - карта с воткнутой Ваней булавкой на месте стоянки. Очень скоро все начали мёрзнуть, так как, хоть и слушали прогноз погоды, никто ему не поверил: в минувшую среду было +18 - 20 °C, Аня открывала велосезон в пятницу при +15 °C и свитер не взяла, не говоря уже о перчатках и кепке, да и джинсы натянула в последний момент. Грелись разговором о нравах и обычаях австрийской молодёжи, о поведении в экстремальных ситуациях...

Станция Новоиерусалимская. Ваня обещал здесь через 10 минут после нашего прибытия электричку до Чеховской, дабы миновать неприятный участок дороги. Стоим, ждём, Гриня сходил, два раза посмотрел расписание: нет этой электрички. Аня, за 20 минут окончательно окоченев, тоже доехала до расписания: нет такой, а будет через час. Съехали с платформы, начали привязываться, и тут - электричка до Чеховской. Аксиома: Ване надо верить. Всегда.

Сверившись с картой, поехали, на каждом перекрёстке мучаясь сомнениями. Стемнело, карту рассматривали с фонариком, пешеходов становилось видно за 50 см до сбивания оных; автомобильные фары навстречу ослепляли на 20 - 30 секунд, а особенно понравились крутые извилистые спуски при свете звёзд. А потом нас догнали Ваня и Таня. Ура !!! Мы всё время на это надеялись. Тут-то и выяснилось, что мы всё время едем прямо на Орион.

Проехали п/л "Берёзка", следующий - "Красная гвоздика", где были около 22 часов. Оставив груду велосипедов, Таню и меня на обочине, остальные по тропинке углубились в лес, оглашая его криками "Рождественка !" Ответ и световой сигнал неожиданно пришёл с дороги впереди нас. Это появились Стася и Дима - гонцы от водников - с подмокшим рюкзаком. Отплыв от Юрино в 15:30, на 40 - минуте похода одновременно в разных местах перевернулись обе байдарки, там же (недалеко от Петровского) и встали, а всё остальное время сушились и грелись изнутри. Гонцов же послали к нам с приветом и мокрым рюкзаком, в каковом помещалась пятнистая шатровая палатка (которую шьют уже не первый год), оставленная им лыжниками, решившими идти налегке.

Взяв с собой вестников, толпа опять углубилась в лес, чтобы найти место стоянки (т. к. до байдарочников пришлось бы тащить велосипеды по сугробам; кроме того, остальные группы должны были выйти в эту же точку). На дороге раздались звуковые сигналы: в 22:30 появилась автогруппа Сидоровых - Саша, Петя и Вася, который спал в кузове (Аню отправили на сельхозработы).

Примерно в это же время лес около стоянки водников огласился отборным матом, на что Леший изрёк: "Это кто тут ругается, как маленькие дети ?" Возникла фигура с автоматом (позже выяснилось - с помповым ружьём), оказавшаяся лесником, воюющим с дачниками, рубящими зелёнку. Братание, разрешение рубить сушняк, приглашение приезжать ещё.

3. Ночные разборки

Саша Сидоров повёз Стасю и Диму к их спальникам, а остальные принялись разбивать лагерь под раскидистой елью, засохшие ветви которой стали костром. Добыча горючего материала выглядела так: Ваня поставил велосипед под ель, залез на него и потом рубил сук, на котором сидел. Хотя у него была своя палатка (на 5-6 человек), мы всё же надеялись на приход лыжников, и пришлось разворачивать подмокший шатёр, что являлось сложной логической задачей. Ваня сказал, что не знаком с этой конструкцией; Гриня уверял. что к ней уже пришили часть пола. В итоге верх удалось найти почти сразу, центральная верёвка была привязана, а вот поиски входа заняли 20 - 30 минут. Ни входа, ни пола не нашли и решили, что раз она без пола, то входить всё равно откуда. (Вход обнаружили только утром - такая длинная труба).

За это время сварились макароны и вскипела вода для чая, а лыжников всё не было. Около часа ночи вернулись Сидоровы, а легли все только около трёх. Правда, дети сломались раньше. Попутно оказалось, что Гринины пенка и спальник остались у лыжников, зато Ванин и Анин спальники сбагрили ему. Ночью похолодало. Откомментировал это Вася: "Как здесь можно спать ?!" - после чего, правда опять вырубился. Саша провёл ночь в машине с баллоном пива и новостями по радио.

4. Хмурое утро

Холодно, надо разжигать костёр. Саша залез на ближайшую ель, спилил несколько толстых нижних веток. Оказавшееся на одной из них птичье гнездо Петя пристроил на соседних кустах. А слезать Саше совсем не хотелось: "Снимите меня, и я отдам колбасу !" (Действительно, у него в кармане в пакетике оказался приличный кусок колбасы и краюшка хлеба). Раздули костёр, сварили гречку, и тут вторая партия велосипедистов принесла на багажниках февральскую вьюгу и вести о затерявшихся в пространстве лыжниках.

Венина версия этих событий прилагается, дополнения же к его рассказу (что удалось запомнить с Аниных и Ваниных слов) сведём в главу 5.

5. Дополнения

а) Утром в субботу накрапывал дождик, Веня и Аня долго обсуждали по телефону, на каких лыжах идти - на пластиковых или на водных. Когда пришли к согласию, времени до электрички почти не оставалось. Аня с Ваней, с кучей рюкзаков и несвязанными лыжами, забыв в холодильнике огромный пакет с бутербродами, которые готовились всю предшествующую ночь, рванули к электричке и помахали ей вдогонку лыжными палками.

б) Веня, наверное, слишком много думал о байдарочниках: настолько, что и сам кильнулся правым бортом.

в) с дровами повезло: у места ночёвки были кем-то распиленные толстенные брёвна, так что костёр получился почти пионерский. Хуже было с продуктами: действующих торговых точек в окрестности не оказалось, так что ужин на троих состоял из банки шпрот, пачки печенья и кипятка.

г) а отсутствие палатки было компенсировано старым проверенным способом. Каким? А об этом сказано в заголовке этого рассказа...



о символике флага...