18.0814.0817.08

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Велопоход Архангельск-Вельск-Тотьма-Галич

(июль 2001)

Поход этот планировался давно, но так случилось, что осуществить его удалось лишь этим летом. Наконец, обвешанный всяким походным барахлом, влезаю в Архангельский поезд. Проводник, как обычно, возмущается по поводу велосипеда и того, что он не разобран. Я традиционно разъясняю ему МПСовские правила на это счёт и рассказываю о том, куда еду. Взаимопонимание установлено, и дальше всё идёт, как надо. Проводник оказался очень даже душевным человеком.

За окном мелькают знакомые города и станции: Ярославль, Вологда, Сокол, Харовск, Вожега - везде я когда-то был или проезжал в прошлые велопоходы. Наконец начинается Архангельская область и новые места. На ст. Обозерская обнаруживаю первую достопримечательность- новенькую часовню. На ней красуется табличка "В честь 70-летия и 40 тысячного километра электрификации ж/д"- оригинальное название для часовни. Правда рядом в п/э пакете прибита маленькая промокшая бумажка, где удаётся прочитать только что-то про Тихвинскую икону. Этой часовней действительно ознаменован последний электрифицированный километр и далее приходится ехать в облаке голубого дыма от тепловоза.

Около 19 часов поезд прибывает в Архангельск - музеи вечером, конечно, закрыты, остаётся быстренько осмотреть город и убраться в безлюдные места для ночёвки. Сделал несколько кругов по центральным улицам, заехал в Соламбалу, посмотрел набережную. Наверное, это самое интересное место города - старые домики, монастырские подворья, памятник Петру. Далее направляюсь в Малые Карелы, где и укладываюсь спать в ближайшем лесочке.

Музей открывается в 10, но к 9 я уже побеседовал с охранником о жизни и пошёл смотреть территорию. Часа три шляюсь по домикам и церквам, почти везде беседую со служителями. Попутно выясняется, что доехать этим берегом до Холмогор однозначно можно, но подробностей никто не знает.

Через 9 км от музея погост Лявля - каменная церковь и "деревяшка". Местный краевед почему-то утверждает, что это древнейшая из сохранившихся деревянных церквей в России, а сам монастырь основан ещё до освоения края новгородцами людьми Андрея Боголюбского (по справочникам церковь датируется 1584 г.). Каменный хр. иногда действует, а "деревяшка", как и "положено" памятнику, пребывает в забвении. Здесь выясняется, что переправа через Сев.Двину может быть в Матерах км. через 40.

Еду дальше, после р.Ворждормы асфальт сменяется грунтовкой. Сильно трясёт по гравию, но двигаюсь достаточно быстро. В Матёре сказали, что переправа есть, но только зимой, а сейчас, возможно, она есть в Чухчереме. Далее дорога, вероятно, идёт вдоль берега Двины, но с картой-километровкой явно не совпадает, однако заблудиться тут трудно - поворотов нет. В одном месте дорога выходит к берегу реки и на другой стороне проступает шатёр хр. в Чухчерме, грунтовка снова уходит в лес и пересекает ж/д на Карпогоры. Вскоре после переезда - первая развилка, указателя на ней, конечно, нет. Местный водила указывает верный путь - направо по мостику через речку. Если ехать дальше по знакам "Главная дорога", то через 3-4 км попадаешь на хороший асфальт новой Белогорской трассы, которая идёт вдоль железки до р.Пинеги. Что там дальше - не знаю.

У поворота на Луковецкий местный рыбак объяснят, что в Чухчереме постоянной переправы в Холмогоры давно нет. Можно нанять частника с лодкой, но, поскольку переправа там получается двойная через остров, то с приезжего возьмут очень дорого, и мне лучше ехать до Усть-Пинеги. Это был первый облом - незапланированный крюк километров на 50. Делать нечего - 20 км. от Луковецкого по асфальту до поворота направо к ст. Паленьги. Сразу за переездом - развилка: налево по указателю - к переправе через Пинегу на Карпогоры (рядом с ж\д мостом), направо - к самой станции и У-Пинеге. Метров за 200 до станции начинается грунтовка до У.Пинеги, которая всё время идёт почти по берегу реки. Приходится напрягаться, поскольку надо успеть до 21 часа на паром.

После переправы на карте обозначена куча грунтовок - на самом деле живая только одна - в Холмогоры. Там я и ночую. От Мал. Карел пройдено 147 км.

С утра смотрю ансамбль холмогорского монастыря с постройками конца 17в.: замечательный, ещё крепкий Преображенский собор, красивая колокольня и пр. постройки - всё в запустении, хотя везде висят памятные таблички. Единственный на всю округу действующий хр. находится в нескольких км, в Матигорах, его даже видно отсюда.

Осмотрев всё, выхожу на трассу Архангельск-Москва - и вперёд, на юг. Длинная пустынная дорога бесконечно тянется среди тайги; как ни странно, машин почти нет - только изредка встречаются лесовозы. Вот, наконец поворот с указателем на Сийский м-рь. 9 км хорошего асфальта берегом оз. Плоское, и впереди показываются свежевыкрашенные храмы. Сразу видно, что монастырь уже давно действует - два храма. надвратная церковь, новенькая гостиница, человек 10 выкладывают дорожки брусчаткой. Раньше тут был п/л, но в 92 г. всё вернули церкви. Само место замечательное - с трёх сторон вода, старые толстые лиственницы, вокруг посёлок.

Далее дорога идёт в древний г.Емецк. Правда, особых древностей я там не обнаружил: поздняя церковь, в которой сейчас какой-то завод, и дом, где родился поэт Н.Рубцов. По выезде из города справа видна деревянная церковь в Погосте. Дорога туда запутана, и я ограничиваюсь осмотром издалека. Зато через несколько км слева появляется хр. в селе Зачатье. Тут аж две церкви. Одна - Дмитриевская - каменная, иногда действующая, по архитектуре напоминающая подмосковную усадебную. Была ли тут усадьба - никто сказать не смог. Рядом стоит большая "деревяшка". Её единственная крытая лемехом главка склонилась набок, но всё еще не хочет падать. Балки крыши прогнили и валяются на полу. Видно, что разрушение началось недавно - брёвна стен совершенно целые, от первого до последнего венца. Проблема только с крышей, и если её поправить, то простоит церковь ещё многие годы. Только некому это сделать, население ко всему совершено безразлично. Рядом с "деревяшкой" находится заросшее старое кладбище. Из земли выступают несколько каменных плит, на которых удаётся прочитать даты - первая половина 19в.

Третью ночёвку делаю на небольшом оз. Кирсанове, в 7 км от Почтового. Оно находится рядом с дорогой, но оттуда его почти не видно. Немного не доезжая указателя на Орлово, направо есть слабая колея прямо к озеру. Тут на берегу уже есть место для стоянки и кострище. Пройдено 170км.

Первый объёкт следующего дня - село Монастырёк в устье р. Моржовки. Когда-то тут стоял Моржегорский м-рь. Кирпичный храм разрушили в послереволюционные годы, хотели разобрать на кирпичи, но так и не смогли совладать с качественной старинной кладкой. Пришлось остатки храма затопить где-то в Двине. Сейчас о монастыре напоминает лишь одинокий ствол сухой сосны, что стоит на высоком мысу с прекрасным видом вдаль.

Следующая остановка - городок Березник. Тут есть маленький краеведческий музей и два хр. Один из них строится заново, а второй - Благовещенский - настолько перестроен, что узнать его можно только по соответствующей надписи и иконе над дверью. Именно из этой двери почему-то "выходит" гипсовый вождь мирового пролетариата с "евангелием" в руке и направляется в сторону большого деревянного поклонного креста. Выглядит всё это весьма странно.

Немного не доезжая поворота на Шенкурск, справа от дороги на карте обозначена церковь в Никольском погосте. Её шатровая колокольня показывается над лесом вскоре после поворота на грунтовку. Явно поздний, обшитый досками, храм пока выглядит неплохо, но о его сохранении тут даже не думают. Внутри, как и везде, мерзость запустения.

Очередная ночёвка уже у г.Шенкурска. Время позднее и осмотр города откладывается на завтра. Если у парома свернуть вправо на полевую дорогу, то она, минуя огороды, выведет на пустынный берег Двины с песчаными дюнами, соснами и множеством кустов боярышника - самое место для палатки. Сегодня пройдено 185 км.

Утром еду в Шенкурск. Теперь, ниже по течению от парома, имеется понтонный мост, так что с переправой нет проблем. В городе от старины сохранились только остатки Свято-Троицкого монастыря 17в., основанного, по преданию, Марфой Борецкой. Центральный собор сильно разрушен, но рядом есть другой, что в бывшем келейном корпусе. Одна из комнат этого здания сейчас оборудована под церковь, в которой проходят ежедневные службы. Недалеко от монастыря имеется краеведческий музей, который по выходным, к сожалению, не работает.

Возвращаюсь на Архангельскую трассу и продолжаю путь к Вельску. По дороге попадается церковь в селе Петровское. Стоит она на берегу р. Шелаша в окружении старых лиственниц. Когда-то её даже подремонтировали, поэтому выглядит неплохо, и по праздникам здесь бывают службы. Местный житель рассказывает, что в 1,5 км выше по Шолаше находятся остатки Петровского чугунолитейного завода. Вероятно, и возникновение села относится к тому же времени.

Далее следует длинный, мало интересный участок до села Юхново. Тут находится очень красивая деревянная церквушка. Обшитая досками, с интересным резным декором, она стоит в небольшой старинной рощице среди села. Внутри, естественно, разруха, стёкла давно выбиты, стены исписаны всякой гадостью, а на распахнутой двери ржавеет табличка про памятник архитектуры конца 18 - нач. 19в..

Ещё одна церковь будет далее, в Судроме. Свернуть на неё лучше в Погосте и проехать по деревне. Каменная классика с металлическими главками, стоящая в сосновом парке, ныне переделана под магазин. Большие витрины придают ей нелепый вид. Вокруг унылое колхозное село, рядом пьяный мужик оглашает матом всю улицу - это он учит жену правильно пользоваться косой.

Наконец показывается Вельск. Смотреть там особо нечего, поэтому, когда местный житель пригласил испить чайку, я с радостью согласился. Подкрепившись, еду по асфальту в сторону Октябрьского. На полпути у Прилук делаю последнюю ночёвку на архангельской земле. Пройден 181-й км. Место очень живописно: берег р. Кулой, холмы, закат. Недалеко за кустами стоит увязший в грязи КАМАЗ - двери открыты, ключи тут же в замке, валяется хозяйская сумка, а кругом - тишина.

Не смог я сразу углядеть подвоха в этой машине, за что и пострадал. Не успел я закончить ужин, как понаехали мужики на машинах и яростно стали строить планы спасения КАМАЗа. Целый час бурных, но бесполезных попыток завести машину не увенчались успехом, и мужики отправились искать трактор, а я (?) остался охранять тонущий Камаз.

К двум часам ночи делегация вернулась, а дальше "на поле танки грохотали". Ещё часа два трактор рыл землю гусеницами в 50 метрах от моей палатки, потом старательно перекапывал мой обратный путь к асфальту... Желанная тишина настала лишь под утро. Вот так. Бойтесь КАМАЗов в грязище увязших!

Если говорить в целом об Архангельском участке, то сама трасса весьма живописна, дорога хорошая, почти отсутствует рельеф, мало машин, и обычно недалеко от неё есть деревни. Наибольшая проблема - гнус: он пролезает через сетку палатки, и приходится закупориваться более основательно. Кончается он где-то на широте Емецка, и дальше остаются лишь комары да слепни.

Утром делаю 50км разминку до Октябрьского. Это чисто советский леспромхозовский посёлок, вокруг ничего интересного, кроме маленького краеведческого музея из двух комнат. Отсюда начинается путь на Тарногский городок вдоль р. Кокшеньги. Дорога эта вполне хорошая, асфальтовая, но с ощутимым рельефом. Надо сказать, что с достопримечательностями тут оказалось слабовато. Справочник "По р. Кокшеньге" уже не соответствует действительности. Описанные деревни сильно изменились, а старинные дома стоят заброшенными и полуразрушенными. Ничего не поделаешь - 30 лет прошло. Сохранилась лишь святая сосна на подъезде к Веригино.

У Тарноги случился второй облом после отсутствия переправы через Сев. Двину. Путеводитель по Кокшеньге и Вологодский атлас утверждали, что, не доезжая Тарногского городка, в Игумновской начинается почти прямая дорога на Тотьму, и даже с твёрдым покрытием. На деле её давно нет (если вообще была). Пришлось делать здоровый крюк почти через Нюксеницу и ночевать на маленьком болотце перед Сергиевским. Пройден 192 км. Надо сказать, что большой крюк был скомпенсирован замечательной новой трассой Нуксеница-Вологда.

Следующий день был посвящён осмотру Тотьмы. Красивый городок, много разных церквей и интересный музей церковной старины, где представлена весьма редкая экспозиция - деревянные статуи.

Далее предстояло перебраться в Костромскую область. Официальная дорога идёт через Вологду или через Миньково, но это 250 км. Есть и др. вариант - грунтовками через Фёдоровское и Никольское выйти на Солигалич - так около сотни км. Поехал в Фёдоровское и сразу обломался с дорогой. Старая дорога, что шла от Тотьмы вдоль р. Царевы, уже не выходит на трассу. Пришлось возвращаться почти обратно в город. Тут, у Савино, новый мост через Сухону и дорога на Минково. Теперь, чтоб выбраться из Тотьмы на вологодскую трассу, надо у моста поворачивать направо на новую дорогу, что проходит в 300м от Суморина монастыря.

По данным разведки, между вологодской и костромской областью есть старая лесовозная дорога, но очень плохая: границы областей - это вечная беда. Если от Тотьмы ехать в сторону Вологды, то через полсотни км будет село Фоминское с поворотом на Черепаниху. Отсюда, через паромную переправу, дорога идёт до Успенского и имеет соединение с соседней областью.

По дороге находится райцентр Никольское, где некогда в детском доме жил поэт Николай Рубцов. Этот дом сохранился и теперь - тут музей поэта "Тихая моя Родина".

Подъехав утром к музею, обнаруживаю записку, что все ушли на сенокос, и пока я раздумывал, что делать дальше, появился весьма разговорчивый местный житель. Он много рассказал о местных краях и так расчувствовался, что предложил маленько отметить нашу встречу, если мне не жалко добавить 20р. Для хорошего человека не жалко! Пока он бегал до магазина, а я успел взглянуть на воспетую Рубцовым церковь. Теперь это лишь странное сооружение у магазина, напоминающее беседку на четырёх колоннах.

Мой новый знакомый вернулся в сопровождении ещё двоих. "Сам понимаешь, тут деревня, пить вдвоём нехорошо," - сказал он, и через минуту мы вчетвером уже сидели под окнами Рубцовского музея за бутылкой портвейна, а окрестности оглашались здравицами в честь нерушимой дружбы Москвы и Вологодчины. Оба вновь пришедших оказались Валентинами Ивановичами из деревни Хреново, что в паре километров от Никольского. Разговор плавно переходил от одной темы к другой и остановился на поэзии и русской культуре. Последнее было особо оригинально, поскольку родным языком для моих собутыльников был матерный, да ещё с вологодским акцентом.

Вскоре меня убедили, что дальше ехать мне уже не стоит, надо денёк передохнуть. Мысль действительно была мудрой - уже пошла вторая тысяча километров пути. В музее так никто и не появился, а в Хренове были обещаны ульи с мёдом, баня, речка и все прелести жизни. На том и порешили - в музей завтра, а сегодня - день отдыха!

Деревня Хреново стояла на холме, откуда было видно всю Рубцовскую "тихую родину", тут всего 6 домов и два постоянных жителя - Валентины Ивановичи. Остальные живут в Никольском и заходят сюда только на сенокос. Мёда я действительно съел сколько смог. Потом Валентин 1 сказал, что надобно сообразить на ужин и хорошо бы ещё скинутся. Мелочи у меня не было, и я дал сотню под обещание "вернуть сдачу до копейки". Валентин 1 лихо вскочил на лошадь и умчался в Никольское, ведь ему ещё предстояло успеть на работу - пасти коров.

Я пошёл купаться и осматривать округу. Вернувшись через пару часов, я обнаружил только Валентина 2, по прозвищу "товарищ Сухов". Он объяснил мне всю тяжесть сложившегося положения. Поднявшись на крышу, я разглядел стадо коров и лошадь, на которой поперёк седла висел Валентин 1 вместе с моей сдачей...

Ну и ладно! Товарищ Сухов уже топил баньку "по-чёрному". Мы замечательно попарились, потрепались про жизнь, потом упорно боролись с 20 литровой бутылью чернично-брусничной браги и здоровенным куском домашнего сала. Посидели хорошо, и уже заполночь я пошёл спать в дом Валентина 1. У дверей лежала его собака. Как это она посмела бросить хозяина в таком положении? Я уже пытался в абсолютной темноте нащупать дверь из сеней в комнату, как сверху послышался странный вой. Собака тихо лежит у входа - значит, воет сам хозяин! На ощупь пытаюсь выяснить, что происходит, и лезу на чердак. Отчётливые стоны подтвердили мои предположения - это Валентин 1. Беспризорные коровы поедают колхозные посевы, а он тут спит!

По этому случаю я нагло разлёгся на хозяйской кровати спать, решив, что до утра меня едва ли кто потревожит. Хозяин пришёл в чувство удивительно быстро. Судя по мату и звукам падающего тела, уже через два часа он пытался залезть на лошадь и приступить к выполнению служебных обязанностей. В эту ночь пропала только одна корова...

С утра Валентины совместными усилиями нашли животное и, конечно, отметили это дело как положено. Я попрощался с товарищем Суховым и продолжил свой путь. Другой Валентин пребывал в нирване где-то в кустах за рекой.

До свидания, "тихая моя родина"!

Этим утром я всё-таки попал в музей и стал пробираться в Костромскую область. Указанная на карте асфальтовая дорога от Починок до ст. Гремячий испарилась полностью, но, по словам Валентинов, можно проехать по лесной тропе от Села, что перед Успеньем, через Игошево. До меня там проходили только КАМАЗы, и то редко. Даже после двух недель жары хлюпали лужи с грязью, а колея в некоторых местах была по пояс высотой, на поле у заброшенной деревни Нефедьево трава полностью скрыла дорогу. Почти везде пришлось идти, хорошо, что хоть грязь попалась не липкая. За Игошевым появилась возможность ехать. Так, преодолев за 8 часов только 70 км, весь в грязи, я всё-таки добрался до Солигалича.

Дальнейшая дорога уже проходила классическим туристическим маршрутом до Чухломы, через действующий Аврамиево-Городецкий монастырь.

Наконец, преодолев более 1300 км, попадаю в Галич, и вечером влезаю в шарьинский поезд на Москву. Домой!



о символике флага...